2.3. «Истинный» простак в исторических книгах М. Твена («Принц и нищий», «Янки из Коннектикута при дворе короля Артура»)

Другим широко известным произведением Твена о детях является произведение «Принц и нищий» (The Prince and Pauper, 1882). Здесь впервые американский писатель обратился к исторической теме. Как и все книги Твена о детях, она одновременно обращена и к детской, и к взрослой аудитории. При ее создании Марк Твен учитывал детское восприятие (главными героями повести Твен делает детей, создает занимательный сюжет, вносит приключения, говорит простым и понятным языком). Он проверил восприятие этого произведения на собственных дочерях. Для взрослых читателей Твена в этом произведении раскрываются глубокие идеи писателя, его мировоззренческая позиция. Взрослые читатели могут понять государственно-правовые (несправедливые законы против бедных) и нравственно-этические проблемы (проблема семейных отношений), которые поднимает Твен в этой книге.

Замысел «Принца и нищего» сложился у Твена под влиянием книги английской писательницы Шарлоты Юнг (Yonge) (1823—1901) «Принц и паж» (1865), которая была написана в традициях романтизма. Взгляд Твена на историю отличается от романтического (В. Скотт, Ф. Купер) — его интересуют не ключевые и переломные моменты истории (революции, войны), а обыденная жизнь людей в определенную историческую эпоху. В отличие от романтиков Твен не идеализирует прошлое, относится к нему иронически и критически, рисует на него сатиру.

Твен создает сказочную повесть с элементами реализма. Толчком обращения автора к прошлому послужило осознание несовместимости сказочной фабулы с современным материалом. Сказочная основа повести Твена придает событиям вневременной характер, вносит философский смысл. В этом произведении прослеживается влияние идей Просвещения. Здесь писатель размышляет о волновавших его государственно-правовых и нравственно-этических проблемах (прогрессивно ли развивается история человечества, несправедливые законы против бедных, каким создала природа человека и как человек меняются под воздействием жизненных обстоятельств.). При этом Твен и в этом произведении обращается к оппозиции естественного и искусственного, подлинного и иллюзорного, природного и цивилизационного, истинного и ложного, неофициального и официального, непосредственного, наивного и практического, рационального. Герои-дети в этой книге созданы в духе традиций Просвещения — они могут судить о мире прямолинейно, поступать наивно, они бескорыстны и искренни. Непосредственное и чистое детское сознание становится в этой повести средством познания и отражения жизни.

События повести происходят в строго определенном пространстве и времени — это Англия середины XVI века, в период «междуцарствия» — окончание правления короля Генриха VIII и начало — Эдуарда VI. При этом Твен не ставит себе задачу достоверного изложения исторических фактов, к реальному облику этих английских правителей, образы, созданные Твеном, не имеют никакого отношения. Писатель проводит параллель между средневековой Англией и современной ему Америкой — он считает, что психология людей не изменилась с тех пор.

Художественное своеобразие повести придает ирония Твена, доходящая до сарказма, комические приемы гиперболы и контраста, а также такие особенности сюжетного построения, как необычные метаморфозы, неожиданные исполнения заветных желаний, счастливый конец. Для усиления эмоционального воздействия на читателя Твен применяет принцип параллелизма в композиции: при построении глав дано последовательное чередование сцен, изображающих жизнь Тома и Эдуарда.

Сюжетной завязкой повести Твена является необыкновенная встреча необыкновенно похожих друг на друга мальчиков — принца и нищего, которые поменялись одеждой. Вместе с одеждой Том и Эдуард поменялись положением в обществе. Внешнее сходство мальчиков и история с переодеванием имеет символическое значение: титулы и ранги — это всего лишь одежда, которую можно снять и одеть, нечто внешнее, условное. Одежда — это условность, которая противоестественно разделяет людей, но от природы все люди равны. Подлинные ценности человека могут скрываться под любой одеждой.

Каждый из них открывает для себя новый мир, в котором они предстают наивными простаками. Твен показывает привычную, обыденную жизнь героев с точки зрения неискушенного стереотипными правилами этой жизни сознания, таким образом, она выглядит абсурдной.

Центральный конфликт произведения — коллизия между искусственным и естественным. Это столкновение между фальшивой, противоестественной, враждебной природе человека моралью и естественными, здоровыми нравственными побуждениями человека. Вестминстерский дворец и Двор Отбросов — два мира, между которыми пропасть. Королевский мир — условный, комично-фальшивый (за грамматические ошибки принца секут мальчика для порки).

Превращение главных героев изображено у Твена естественно и достоверно. Твен объясняет психологические мотивы поведения героев. Разные условия жизни и характеры обоих мальчиков привели их к одной и той же идее — узнать новую грань жизни.

Том Кенти изначально отличается от обитателей Двора Отбросов, где он вырос. Несмотря на то, что его родители — вор и нищенка, Том — от природы честный, добродушный. Общение с добрым стариком священником Эндрью, выброшенным королем на улицу с ничтожной пенсией, оказало на Тома большое влияние. Маленький нищий увлеченно слушает старинные легенды и сказки священника Эндрью, который выступил для Тома в роли просветителя — он научил его читать и писать, латинскому языку, внушал любовь к добру. Том начинает читать книги, фантазировать, он мечтает стать принцем, или хотя бы увидеть своими глазами настоящего принца. При этом Том гармонично существует в своей среде, потому что другой жизни он не знает. В образе Тома Кенти (также, как и в Томе Сойере) сочетаются лучшие черты «естественного» и цивилизованного человека.

Эдуард Тюдор, принц Уэльский вырос в искусственно созданном мире благоденствия, процветания, утонченности, праздности, лести, он не догадывался, что это искусственный, ненастоящий мир. Принц даже не подозревал, что существует другая — реальная жизнь его подданных — порой грубая и жестокая, но в которой ярче ощущаются простые радости (дом, еда). Само его появление на свет было с ликованием встречено всей Англией. С самого рождения с ним нянчились знатные лорды и леди, он воспринимал это как должное. В результате такого обхождения сложился характер принца — властный, своевольный, смелый, любознательный, увлекающийся.

В повести о Принце и Нищем Твен подверг критике европейские средневековые ритуалы с позиций представителя прогрессивной Америки. В образе Тома Кенти автор воплотил свое представление о справедливом, разумном, гуманном правителе — Том обладает здравым смыслом, самобытным мышлением, внутренней свободой, он управляет страной мудро и человечно, что вызывает всеобщее восхищение и уважение. В своем представлении об идеальном управлении государством писатель опирается на взгляды европейских и американских просветителей (Локк, Отис), которые считали, что правительство подотчетно народу на основании общественного договора и договор граждан с государством может быть расторгнут, если оно не обеспечивает их права. Твен считает, что эффективным способом воспитания разумного и справедливого правителя является его помещение в народную среду. Тем самым автор заставляет будущего короля на самом себе испытать бесчеловечность и жестокость английских законов. Перенесенные принцем испытания приносят свои результаты — он морально эволюционирует.

Эдуард, попав в мир Тома Кенти, продолжает вести себя как принц. Но простые англичане не могут относиться к нему как к королевской особе без соблюдения традиционных условностей — богатой одежды, свиты придворных. Они насмехаются и издеваются над ним. Но Эдуард не падает духом, он ни сколько не опасается за себя, он не верит, что королевской особе может грозить какая-то опасность в собственном государстве.

Дети легче, чем взрослые умеют приспособиться к новым обстоятельствам жизни. Высокое происхождение и благородство души принца помогают ему справиться с жизненными невзгодами. Принц смело переносит все горести и страдания, обрушившиеся на него за стенами дворца. Он даже сам заступается за невинно обиженных (мать Кенти). Его считают сумасшедшим, так же, как и Тома Кенти.

В эпизоде, когда принца обижают его подданные, он оказывается эмоционально сдержанным и анализирует эту ситуацию с рациональной точки зрения. Он прощает жестокое поведение детей из приюта Христовой обители, так как осознает, что их поведение исходит от необразованности и невоспитанности, от скудных условий жизни. У него не возникает желания мстить своим подданным, когда это вновь будет в его власти. Эдуард верит в возможность вложить в них доброе и созидающее начало, он говорит: «Когда я сделаюсь королем, они не только получат от меня пищу и кров, но будут учиться по книгам, так как сытый желудок немного стоит, когда голодают сердце и ум».

В своих странствиях Эдуард встречает персонажей, которые воплощают собой силы добра и зла. Принц в полной мере ощущает свою беспомощность в преодолении зла, когда попадает в руки необразованного, не имеющего никаких нравственных и духовных ценностей отца Кенти (этот персонаж схож с отцом Гека). Еще ближе опасность приближается к Эдуарду, когда он сталкивается с отшельником в лесу, который хотел отомстить королю за свою неудавшуюся жизнь смертью принца. Даже если зло не угрожает Эдуарду лично, он встречает ни в чем не повинных страдающих людей, которые рассказывают ему о своем горе. Эдуард сталкивается с голодом, холодом, нищетой и страданиями народа. Принц приобретает жизненный опыт. Все страдания Эдуарда ведут к обретению им человечности.

Эдуард находит покровителей в лице людей, которые живут по естественным принципам душевной доброты, любви, великодушия и милосердия. Это — фермерша, приютившая несчастного мальчика. Две дочки фермерши — простодушные, наивные девочки, неиспорченные цивилизацией. Они делают вид, что верят утверждению Эдуарда о том, что он король и относятся к нему почтительно. Такое отношение к принцу продиктовано их душевной теплотой, им не важно, к какому социальному слою принадлежит бедный одинокий несчастный мальчик.

Самым преданным защитником и покровителем маленького короля является Майлс Гендон, который, в соответствии с принципами сказочной условности, появляется в качестве доброго волшебника. Он напоминает средневекового рыцаря наподобие Дон Кихота, который помогает принцу преодолеть злые силы (отца Тома и его банду, отшельника). Майлс Гендон приходит на помощь Эдуарду в самые критические моменты его скитаний. Он является преданным защитником и покровителем мальчика, над которым потешается толпа. Твен внешним обликом Майлса Гендона подчеркивает его сходство со средневековыми рыцарями — он высокий, сильный, в широкополой шляпе с пером, но потрепанной, со шпагой на боку, но заржавевшей. Рассказ Майлса Гендона о себе представляет собой пародию Твена на романтический роман, в котором действуют злые и добрые силы (его брат коварным образом занял его место в семье).

Также как внешне Майлс Гендон отличается от толпы людей, так отличается и его внутренний мир — он добрый и благородный, не ждет награды за свои поступки, даже когда он узнает правду об Эдуарде. По своему происхождению этот рыцарь принадлежит к аристократии. Но жизненные обстоятельства вынудили его окунуться в жизнь простых людей. Жизненный принцип Майлса Гендона — служить добру и бороться со злом. Не желая еще больше травмировать больную психику мальчика, как думает о принце Майлс Гендон, он принимает правила его игры — спрашивает разрешение сидеть в присутствии английского короля, Эдуард посвящает его в рыцари, возводит в титул графа. При этом Майлс Гендон даже не мог предположить, что перед ним настоящий король, жалея несчастного мальчика, он начинает служить своему королю и становится «рыцарем царства Снов и Теней!»1. Эдуард воспринимает его службу всерьез.

В повести присутствует мотив пути, дороги, который становится сюжетообразующим элементом — герои постоянно передвигаются, нигде не оставаясь надолго. Принц Эдуард на протяжении всего повествования пытается попасть во дворец, цель путешествия Майлса Гендона — его родовой замок. Том проходит путь нравственного совершенствования, кроме того, он часто подходит к окну дворца и смотрит на большую дорогу, по которой он мог бы отправиться в привычный для него мир — бедности и жестокости, но одновременно — здравого смысла и веселья.

Том Кенти, оставшись в королевских покоях в одежде принца, первоначально очень боится встречи с великими обитателями дворца, начинает убеждать их в том, что он нищий и ведет себя очень неуверенно. Но никто не наказывает его, как он ожидал, за проникновение во дворец. Он оказывается запертым в золотой клетке и мечтает вырваться на волю. Его только лишь, так же, как и Эдуарда, все признают сумасшедшим. Но Генрих VIII, считая его своим сыном, приказывает Тому скрывать свой недуг, Том не может себе позволить ослушаться приказания короля.

В повести «Принц и нищий», как и в романе «Приключения Гекльберри Финна», показано столкновение естественного сознания с условностями. С этой точки зрения в повести представлена критика автором мироустройства, которая воплощена при помощи комизма. В королевском дворце Том попадает в искусственный мир, где естественный уклад человеческой жизни подменен маскарадом, участниками которого являются придворные. Этот искусственный мир дворца воспринимается Томом как мир взрослых, занятия придворных кажутся юному герою бессмысленными, ненужными (у них существуют абсурдные профессии: наследственный подвязыватель салфетки, наследственный чесальщик носа, Гэмфри — мальчик для порки), поскольку природа человека не поддается искусственным обрядам, она прорывается сквозь них. Твен сознательно нарушает правдоподобие ради достижения наибольшего комического впечатления. Нагнетая и сгущая условные детали, Твен не заботился, чтобы этому безоговорочно поверили читатели. Его целью было показать абсурдность устройства придворной жизни. Дворцовые ритуалы кажутся Тому бессмысленными, ненужными. Вторжение здравого смысла Тома в мир нелепых, искусственных отношений усугубляет комическое впечатление. Твен высмеивает европейские средневековые ритуалы с позиций представителя прогрессивной демократической Америки. В образе Тома Кенти писатель воплощает свое представление о справедливом, разумном, гуманном правителе. Том обладает здравым смыслом, самобытным мышлением, внутренней свободой. Он управляет страной мудро и человечно, что вызывает всеобщее восхищение и уважение.

Тому даже во дворце мир улицы и простого народа остается интересен. Том обладает непосредственным взглядом на мир, здравым смыслом, самобытным мышлением, внутренней свободой. Именно с этих позиций он вершит королевское правосудие — оправдывает человека, которого несправедливо обвинили в убийстве и женщину, которую обвинили в вызове бури. Во дворце все восхищены его мудростью и решимостью. Придворные решили даже, что принц выздоровел.

Повествуя о грандиозных переменах в жизни Тома, Твен учитывает особенности восприятия этих событий ребенком. Свою новую роль Том воспринимает как игру, ему даже очень хочется, чтобы его в новом статусе увидели друзья из Двора Отбросов. Сначала Том мучается выполнением придворного этикета. Во дворце Том оказался лишен свободного и естественного поведения (он испытывает те же чувства, что и Гек у вдовы Дуглас), его утомляет, что слуги пытаются опередить все его действия: «Как еще эти люди не возьмутся дышать за меня!»2. Однако, в отличие от Гека, со временем Том начинает понимать преимущества своего нового положения и все больше увлекается игрой в принца.

Том пытается улучшить жизнь народа — он решает сократить расходы на содержание королевского двора: «Нам следует снять домик поменьше и распустить большинство наших слуг, которые оказывают нам такие услуги, какие нужны разве что кукле, не имеющей ни рассудка, ни рук, чтобы самой управиться со своими делами»3. Он не замечает, как со временем он перещеголял настоящего принца в количестве слуг и нарядов. Том увлекается своей поддельной жизнью, позабыв об истинной. Но встреча с матерью на коронационном шествии возвращает Тома в реальность — все почести оказывались не ему лично, а только его королевскому одеянию, они оказались ненастоящими, искусственными. А Том — как был, так и остался никому не известным мальчиком из Двора Отбросов. Тому стало стыдно за свой поступок, когда он сделал вид, что не признал свою мать.

Том очень обрадовался, когда узнал, что мир дворца — это не только мир взрослых, там есть и дети. Том познакомился с двумя маленькими леди — сестрами принца и с Гэмфри — мальчиком для порки, с которым Тому очень нравится играть. С ними Том легко находит общий язык. Но в то же время Том использует их и для своей цели — от них он узнает много сведений об этикете и ритуалах жизни во дворце.

Каждая игра имеет свой конец. Так в конце повествования, Том и Эдуард вернулись, каждый в свой реальный мир. Но необычные приключения изменили их характер, их взгляд на мир. Таким образом, Марк Твен в этой книге воплотил просветительские идеи: 1) идею Локка о том, что только опыт способен обогатить человеческий разум; 2) идею о том, что человек становится плохим или хорошим под влиянием окружающих его условий; 3) представление о том, что общественному благополучию препятствуют невежество, предрассудки и суеверия, при этом просвещение важнейшим средством устранения несоответствия между существующим общественным строем и требованиями разума и человеческой природы. Твен показал в своей книге процесс становления личности человека, он раскрыл механизмы, которые изменяют сознание героев под влиянием тех условий жизни, в которые они попадают.

К теме истории Марк Твен возвращается вновь в своем романе «Янки из Коннектикута при дворе короля Артура» (A Connecticut Yankee in King Arthur's Court, 1889). Исследователями принято считать этот роман Твена второй из двух самых значительных по содержанию и художественной цельности книг американского писателя (после книги «Приключения Гекльберри Финна», 1885).

История создания романа связана с некоторыми фактами биографии американского писателя. Пребывая в Англии со своим лекционным турне, Твен прочитал книгу Томаса Мэлори «Смерть Артура» и решил написать пародию на рыцарский роман, высмеять европейское Средневековье. Современники американского писателя создавали большое количество произведений, романтизировавших эту эпоху и ее героев, у Твена же был свой особый взгляд на Средневековье — он подвергает его критике. При этом специфика реалистического романа Твена, в отличие от других реалистов XIX века проявляется в том, что он редко открыто критиковал изъяны общества или изобличал конкретные факты и лица (как в романе «Позолоченный век»). Излюбленными приемами Твена были иносказание, глубокая ирония, художественное обобщение, комическое у него сочетается с трагическим.

В романе «Янки из Коннектикута» Твен обращается к появившемуся в XIX веке и ставшему популярным в XX веке приему путешествия во времени. Главный герой романа из США XIX века попадает в VI век. Здесь проявляется новаторство Твена как автора необычной разновидности исторического романа.

П.В. Балдицын определяет жанр этого произведения как исторический роман-бурлеск, роман-фантазия, иронический роман-игра. Твена прежде всего интересует проблема перемен и ситуация перелома, когда течение истории можно было направить по иному руслу. По словам П.В. Балдицына, «Хронотоп твеновских романов-фантазий — это своего рода момент свободы и расщелина в истории, время междуцарствия и поворота, когда особенно обостряется проблема выбора пути»4. Поэтому в романе появляется особый тип героя — самозванец, претендующий или попавший не на свое место. В европейском сознании такая фигура обычно воспринимается отрицательно, в американском же она приобретает глубоко положительный смысл.

Главным героем романа является янки — мастеровой оружейного завода из штата Коннектикут по имени Хэнк Морган. Здесь Твен обращается к одному из наиболее популярных типов героев, сформированных в американской литературе XIX века (наряду с типом героя фронтира, индейца, негра), эти герои составляли исключительное достояние литературы США.

Исследователи давали различные определения герою-янки:

В.В. Брукс приводит характеристику янки: «в янки уживались практическим склад ума и редкая честность натуры»5 и пишет о его прообразе6.

В.Б. Шамина наделяет янки такими чертами: «Он плутоват, предприимчив, простодушен, зачастую невежествен, но неизменно благороден, как правило, выручает героев из беды и не унывает в любых ситуациях... Этот образ, как ни один другой, особенно полно воплотил те черты американского характера, которые впоследствии стали нарицательными в восприятии американцев европейцами»7.

Н.А. Анастасьев дает следующую характеристику янки: «смекалист, расчетлив, трудолюбив, одержим страстью к бродяжничеству. К слову, говорят, что «янки» — это на английский лад определенное выражение из языка индейцев-делаверов: так они называли жителей Новой Англии»8.

В романе Твена янки воплощает собой образ простака, которого автор наделяет типичными чертами американского характера: «естественное» сознание, практицизм, находчивость, вера в себя, стремление к свободе, лидерству, успеху.

Повествование в романе «Янки из Коннектикута», как и в «Приключениях Гекльберри Финна» идет от первого лица, что позволяет создать богатый словесный образ героя-рассказчика. Внешне невозмутимый янки наделен интенсивной работой ума (показан механизм работы его мысли, развитие идей) и обладает богатыми душевными переживаниями (он грустит, гневается, хвастает, радуется), все это выражают внутренние монологи героя.

Главный герой сам себя характеризует: «Я американец... Я янки из янки и, как подобает настоящему янки, человек практичный; всякой чувствительности, говоря иначе — поэзии, я чужд... Я умел сделать все, что только может понадобиться, любую вещь на свете; если не существовало новейшего способа изготовить какую-нибудь вещь быстро, я сам изобретал такой способ, и это мне ровно ничего не стоило»9.

Оказавшись в Средневековье, Хэнк Морган воспринимает его критически — его как представителя самой развитой в техническом отношении страны изумляет отсутствие элементарных бытовых удобств. Там не было: мыла, спичек, зеркала, звонка, телефона, газа, свечей, книг, перьев, бумаги, чернил, стекол, сахара, кофе, чая, табака — т. е. самых элементарных и необходимых вещей, без которых современный человек уже не мыслил своего существования. Янки сравнивает себя с Робинзоном, попавшим на необитаемый остров. Так в британской реальности VI века янки из простака-американца превращается в главного носителя цивилизации, идей просвещения.

Критика Средневековья у Твена представлена через столкновение с «естественным» сознанием янки-простака. Открывая для себя принципы взаимоотношений между людьми в средневековом обществе, янки безапелляционно заявляет: «Вся нация в целом существовала только для того, чтобы пресмыкаться перед королем, церковью и знатью, чтобы рабски служить им»10. Такая установка в духе идей Просвещения сближает героя и автора романа — американский писатель устами своего героя критикует монархию, аристократию (которая представлена в романе рыцарским сословием), власть церкви: «Любая монархия, даже самая умеренная, и любая аристократия, даже самая скромная, оскорбительны»11.

Кроме того, американский писатель критикует несправедливое социальное устройство общества. В угнетенном положении простых людей Твен словами простака-янки обвиняет римско-католическую церковь: «До того как церковь утвердила свою власть над миром, люди были людьми, высоко носили головы, обладали человеческим достоинством, силой духа и любовью к независимости; величия и высокого положения они добивались своими заслугами, а не происхождением»12.

В этом произведении Твен реализует традиционный для него художественный прием — создание парных героев (в данном произведении это Янки и Кларенс). Кларенс при встрече героев является 15-летним мальчиком-пажом при дворе короля Артура. Здесь Твен реализует один из элементов магистрального сюжета американской литературы, когда естественный человек (в лице Янки) встречает «еще более естественного человека» (как Робинзон и Пятница, Гек и Джим). На протяжении 7 лет, что Янки провел в королевстве Артура, янки коренным образом повлиял на становление личности юного пажа, он «воспитал» из него человека в самом высоком смысле этого слова — дал ему необходимые технические, экономические, юридические знания. Но особенно важным здесь является то, что Кларенс уже от природы был наделен сметливым умом, добротой, нравственностью, душевной теплотой. С точки зрения автора романа, именно это сочетание природных качеств и практических знаний «цивилизации» создает идеального человека. Кларенс на протяжении всего действия романа является самым близким человеком для янки, он верный, преданный, надежный, понимает и помогает ему во всех его начинаниях, является его единомышленником.

Верный друг, практицизм, здравый смысл и умение пользоваться имеющейся у него информацией помогают Янки быстро освоиться в новой для него ситуации, развенчать сказочное всемогущество Мерлина, который здесь выступает главной противоборствующей силой, и оказаться в положении превосходства над всеми жителями королевства Артура. Особо ярко это проявляется в сцене солнечного затмения, о точной дате которого Хэнк Морган знал. При помощи практических научных знаний Янки не просто сумел сохранить себе жизнь, но и убедить непросвещенных британцев VI века в своем обладании ужасающей волшебной силой.

Янки — прежде всего американский герой, он обладает жизненными принципами, характерными для всей нации, его речь пронизана специфическим жаргоном американского простака, который создает комический эффект. Так, например, Янки, рассказывая о солнечном затмении, употребляет слова современного обихода, в том числе торгово-экономического характера: «I would have given a good deal for license to hurry it up and use it now when there was a big market for it»13 («Я много бы дал за возможность приблизить это событие и использовать его теперь же, когда на рынке стоял такой большой спрос на затмения»)14. Давая характеристику одному из рыцарей, он произносит фразу: «<...> he liked to have a fresh market for his jokes»15 («<...> ему нужен был новый рынок для сбыта своих острот»16. Описывая появление одной «Прекрасной Дамы» Янки говорит: «<...> she was welcome as a corpse is to a coroner»17 («<...> она была для него такой же радостной находкой, как труп для следователя»)18.

Янки помогает утвердить в артуровской Британии не только практицизм, но и практическое знание человеческой психологии, которая, как он отмечает, на протяжении веков совсем не изменилась. Он хорошо владеет собой, не выступает сразу же и открыто даже против тех явлений, которые коробят его душу, чтобы лучше понять поступки средневековых людей, он входит к ним в доверие (к рыцарям, к угольщику Марко и его товарищам), не вступает в открытый конфликт, когда это не приведет к его победе, действует более тонко (с феей Морганой — сестрой Артура).

Янки близок автору, поэтому в его уста вложено много публицистических высказываний, выражающих мысли самого Твена. Являясь приверженцем идей Просвещения, американский писатель именно с этих позиций критикует средневековье как мир невежества, мракобесия, угнетения человека. Вслед за просветителями Твен выделяет в истории цивилизации два аспекта, которые для него были единым противоречивым процессом: 1) достижения рук и ума человечества; 2) деградацию духа и нравов. Миру средневековья автор романа противопоставляет свой идеал цивилизации — это высокие научные и промышленные достижения, которые облегчают и усовершенствуют жизнь человека. В этом смысле Твен всегда выступал за цивилизацию.

Становится очевидным, что такое понимание цивилизации отличается от того смысла, который вкладывает в него автор в романах о Томе Сойере и Геке Финне. Там звучит мысль писателя о том, что в реальном мире проявляются и негативные стороны цивилизации — 1) она диктует людям определенные законы и правила поведения, которые сковывают их естественные проявления, 2) она разрушающе воздействуют на духовное состояние человека, все более отдаляя его от простых, естественных основ бытия, 3) под воздействием цивилизации человек приобретает такие качества, как меркантильность, лицемерие, коварство. Превознося цивилизацию в романе «Янки из Коннектикута» Твен имел в виду только положительную сторону этого понятия.

Образы рыцарей в романе представлены пародийно. Автор отмечает их внутреннюю неразвитость, сравнивает их с детьми — они необразованные, наивные, простодушные, при этом кровожадные, не отдают отчет в своих поступках. Янки отмечает, что рыцарей совсем не интересовали причины противостояний, они вели себя словно подростки, которые увидев незнакомца, хотят задать ему трепку, доказывая тем самым свое превосходство. Их действия были непосредственны, спонтанны, у них были незамысловатые, примитивные, порой жестоко-глупые развлечения — с восторгом наблюдали за собачьими драками, привязывали кувшин к хвосту собаки, рассказывали с огромными преувеличениями о своих поединках: «Каждый день они либо дрались, либо смотрели на драки; и каждую ночь они пели, играли, плясали и пьянствовали. Все это считалось у них благороднейшим времяпрепровождением»19. Герой книги насмешливо называет рыцарей «ковбоями».

Янки изумляют нелепые и крайне неудобные наряды рыцарей. Процесс одевания доспехов самим Янки представлен как эксцентричный эстрадноцирковой номер, который пользовался бы популярностью в США XIX века. Однако Янки нашел как практически использовать их силу, смелость, страсть к походам, эффектным поступкам. Янки заставляет рыцарей выполнять обязанности торговцев-коммивояжеров — они разъезжают по стране с привязанными к ним дощечками с рекламой мыла, спичек и т. п. товаров. Подобное снижение образа позволяет писателю неоднократно добиваться огромного комического эффекта.

В романе Твен пародирует традиционный для куртуазной литературы образ Прекрасной Дамы — мало того, что дамы при дворе короля Артура невежественные, они еще и лишены изысканных манер (сквернословят, плюются). Твен обращается и к известному мотиву взаимной симпатии между королевой Гвиневрой и рыцарем Ланселотом, которая здесь комически обыгрывается — он пишет о том, как бы на Юге США были восприняты подобно рода отношения: «...будь это в Арканзасе, его сразу бы застрелили»20.

В этом романе Твен вновь обращается к излюбленному сюжетному мотиву — путешествия, Янки много путешествует по стране. В традициях реалистического романа, путешествие героя позволяет представить широкий охват различных слоев населения, с которыми он встречается в пути — рыцари, волшебники, ремесленники, фермеры, церковные служители, Прекрасные Дамы. Главный герой дает им откровенную оценку, он говорит, что все сословия английского общества VI века могут считаться дикарями — они не любили умываться, во всей стране никто не умел ни читать, ни писать, кроме нескольких десятков попов, кроме того, они беспросветно глупы: «...эти глупцы не рассуждают, ...они никогда не связывают одно с другим, ничего не сопоставляют,... все их разговоры доказывают полную неспособность замечать противоречия»21. Янки приходит к выводу о том, что настоящие леди и джентельмены — не по происхождению, а по воспитанию, появились в Европе только в XIX веке.

Поначалу средневековой Англии автор противопоставляет США XIX века, но затем в книге появляется более глубокий пласт — просветительская критика феодальных устоев начинает сочетаться с реалистической критикой современного Твену американского общества, писатель начинает проводить параллель с американской действительностью. Почти все критическое, что сказано в книге о тяжелой судьбе народа в королевстве Артура, можно отнести и к родине сатирика. Твен отмечает, что природа человека не изменяется и бедняки США, точно так же, как их английские предшественники продолжают смиренно относятся к своему угнетенному положению: «Мне вспомнилось время тринадцать веков спустя, когда «белые бедняки» нашего Юга, всегда презираемые и притесняемые рабовладельцами, бедствовавшие как раз потому, что вокруг них существовало рабство, малодушно поддерживали рабовладельцев во всех политических движениях, стремившихся сохранить и продлить рабство, и наконец даже взяли ружья и проливали кровь свою за то, чтобы не погибло то самое учреждение, которое их принижало»22.

Янки предлагает трудящимся королевства Артура основать профсоюзы для борьбы за свои права, здесь становится очевидно, что автор романа ведет речь о реалиях американской действительности конца XIX века, когда эта проблема была наиболее актуальной. Твен отмечает, что по прошествии тринадцати веков ничего не изменилось и в отношении правительства к своему народу. Правительство США, несмотря на все провозглашенные демократические лозунги, точно также обирает своих граждан, как и феодалы времен короля Артура: «В мое время у меня на родине деньги эти [расходы правительства] собирало с помощью пошлин, а граждане воображали, что платят их иностранцы, ввозящие товары, и мысль эта была для них утешительна; на самом же деле их уплачивал сам американский народ, и сумма эта была с такой точностью разделена между американцами поровну, что и владелец ста миллионов и грудной ребенок чернорабочего платили в год одно и то же — 6 долларов. Большего равенства, я полагаю, и быть не может»23.

В этом романе, как и в других своих произведениях, Твен обращается к критике религии — наибольшее негодование вызывает у него расхождение между словом и делом христиан, он пишет об этом с иронией: «Нужно признать, что дворянство, несмотря на свою склонность к мучительству и убийству, несмотря на свою жадность и развратность было глубоко и восторженно религиозно». «Не раз... я видел как дворянин, застигнув врага врасплох, останавливался помолиться, прежде чем перерезать ему горло...»24. Язвительные штрихи присутствует и в образах священников. Например, в тюрьмах средневековые священники внушали несчастным узникам, что «они очутились здесь по воле божией...»25. Решение этой проблемы Янки видит в лишении католицизма статуса единой государственной религии и провозглашении равноправия всех христианских вероисповеданий, все это в полной мере соотносится с мировоззрением автора романа.

Янки пытается изменить мир средневековой Англии, в этом намерении проявляется близость автора своему герою — Янки. В словах персонажа проявляются идеалы и цели самого писателя: «Мой тайный замысел был именно таков: ослабить рыцарство, сделав его смешным и нелепым»26, «цивилизовать народ»27. Янки начинает действовать: основывает бюро патентов и сеть образования (учительский институт и др.), открывает газету и создает различные отрасли промышленности. Янки удается на этом пути добиться значительных успехов.

Роман «Янки из Коннектикута при дворе короля Артура», начинающийся как просветительская критика феодализма, постепенно выходит на более глубокий уровень оценки действительности — автор приходит к реалистическим обобщениям принципов существования человека в мире.

Писатель проводит параллель между средневековой Англией и современной ему Америкой — он считает, что формы жизни, конечно, меняются, однако, психология людей, их достоинства и пороки не изменились, конфликтные ситуации и острые жизненные противоречия, с которыми сталкивается человек, не изменились со времен средневековья. В книге о прошлом Твен раскрывает проблемы современной ему жизни. В США жизненной реальностью оставались: социальное неравенство, жестокость, убийства, линчевание, безумная ярость толпы, жаждущей крови, которые писатель осуждает в своей книге. Так у Твена возникает мотив разочарования в человеке, все более нарастающий в позднем творчестве Твена.

Если считать прогрессом не только технические достижения, но прежде всего способность человека быть поистине гуманным, разумны, то человечество, по мнению Твена, продвинулось по пути прогресса совсем незначительно — в человеке таятся силы темные и страшные, обуздать которые очень сложно.

В целом во втором периоде творчества Твена тип героя-простака воплощен, главным образом, в детских персонажах. Образ ребенка позволяет Твену дать ответы на мучающие его вопросы о том, что лежит в основе человеческой природы: добро или зло, природные или приобретенные под влиянием цивилизации, воспитания качества человека. Твен создает свою концепцию детства. Согласно которой ребенок предстает у него носителем добра, которое он постепенно утрачивает становясь взрослым. Образы детей у Твена позволяют увидеть вещи в их первозданном и естественном виде. Обращение к теме детства и образам детей позволили Твену выстроить четкую оппозицию мира взрослых, живущих по традиционным стереотипам и нормам, и мир детей, который создан писателем в соответствии с концепцией «естественного человека».

В образах простаков второго периода творчества Твен воплотил просветительские идеалы (свободы, равенства и счастья людей) и отразил свои духовные искания в русле идей Просвещения: противоречия между такими философскими категориями, как цивилизация и природа, свобода и рабство, вера и неверие в бога, добро и зло, соответствие юридических законов государства библейским заповедям и законам человеческой природы.

Тип простака этого периода воплощается в образах простых американцев, руководствующихся в своих суждениях на разум и здравый смысл. Такие герои позволили автору выразить свою веру в свободу и равенство людей, гуманные и естественные взаимоотношения между ними, простоту нравов и чистоту моральных принципов.

Благородные, добрые простаки Твена принадлежат к миру прошлого США, когда простота и неискушенность составляли основу нравов американцев. Относительно американской истории, мнимые простаки являются порождением «позолоченного века», относительно истории Европы, они — порождение средневековых предрассудков.

Образы простаков становятся парными, что становится одной из характерных черт творчества писателя. Эти пары воплощают собой культурного героя и трикстера. У Твена подлинный культурный герой (Гек Финн, Хокинс, Янки) и плут-озорник-трикстер (Том Сойер, полковник Селлерс, Мерлин) разделены. Автор наделяет эти пары различными функциями — это может быть контрастное противопоставление героев, либо отображение разных граней одного типа героя, порой эти образы начинают выполнять функцию двойников: Том и Гек, Том и Сид, Гек и Джим, Принц Эдуард и Том Кенти, Принц и Майлс Гендон, Том Кенти и Гемфри, герой-повествователь Марк Твен и Гаррис (Джозеф Твичел) — герои книги «Пешком по Европе» и др.

Тип героя-простака второго периода соединяет в себе три традиции:

1) просветительскую, когда на первый план выдвигаются такие черты простака, как здравый смысл, рационализм, стремление к свободе, природная нравственность, такой герой воплощает жизненный идеал Твена;

2) национальную, в соответствии с которой простаки наделены следующими чертами: прагматизм, вера в себя, осознание своей избранности, которые постепенно становятся сущностью американского сознания;

3) авторскую, поскольку Твен в этот традиционный тип героя привносит новые черты (воплощение типа героя-простака в образе ребенка; осознание того, что природу человека невозможно изменить воспитанием — что подтверждает окончание романа «Янки из Коннектикута при дворе короля Артура» — попытка изменить мир Янки не удалась; утрата веры в демократию, способной искоренить зло; простаки этого периода выражают ограниченность «наивного» сознания).

Примечания

1. Твен М. Принц и нищий // Твен М. Собрание сочинений: В 12 т. Т. 5. — М.: ГИХЛ, 1960. — С. 507.

2. Твен М. Принц и нищий // Твен М. Собрание сочинений: В 12 т. Т. 5. — М.: ГИХЛ, 1960. — С. 470.

3. Там же. — С. 517.

4. Балдицын П.В. Творчество Марка Твена и национальный характер американской литературы. — М.: Издательство «ВК», 2004. — С. 178.

5. Брукс В.В. Писатель и американская жизнь. Т. 1. Расцвет Новой Англии. — М.: Прогресс, 1967. — С. 46.

6. Брукс говорит о том, что в американских исследованиях прообразом Хэнка Моргана — «янки из Коннектикута» принято считать героя книги «Путешествия, плавания и приключения Гилберта — везде первого» Сэмюэла Гудрича (Питера Балаболки) — американского книгоиздателя. Гилберт — бродячий торговец часами, исходивший со своим товаром Китай, Яву, Таиланд. Приключения героя дают автору возможность извлечь наглядные «воспитательные» уроки. В образе Гилберта, который «не теряет времени даром, раз уж он янки», ярко выразились типичные для Коннектикута тех лет настроения (с. 121).

7. Шамина В.Б. О некоторых стереотипах национального характера (по материалам американской драмы XIX в.) // Американский характер: Очерки культуры США. — М.: Наука, 1991. — С. 208.

8. Анастасьев Н.А. Зазеркалье. Книга об Америке и ее литературе. — М.: ООО «Центр книги Рудомино», 2011. — С. 71.

9. Твен М. Янки из Коннектикута при дворе короля Артура // Твен М. Собрание сочинений: В 12 т. Т. 6. — М.: ГИХЛ, 1960. — С. 314.

10. Там же. — С. 354.

11. Твен М. Янки из Коннектикута при дворе короля Артура // Твен М. Собрание сочинений: В 12 т. Т. 6. — М.: ГИХЛ, 1960. — С. 353.

12. Там же. — С. 355.

13. Twain M. A Connecticut Yankee in King Arthur's Court. — Berkeley: University of California Press, 1983. — P. 56.

14. Перевод Н. Чуковского по изданию: Твен М. Янки из Коннектикута при дворе короля Артура // Твен М. Собрание сочинений: В 12 т. Т. 6. — М.: ГИХЛ, 1960. — С. 348.

15. Twain M. A Connecticut Yankee in King Arthur's Court. — Berkeley: University of California Press, 1983. — P. 76.

16. Перевод Н. Чуковского по изданию: Твен М. Янки из Коннектикута при дворе короля Артура // Твен М. Собрание сочинений: В 12 т. Т. 6. — М.: ГИХЛ, 1960. — С. 361.

17. Twain M. A Connecticut Yankee in King Arthur's Court. — Berkeley: University of California Press, 1983. — P. 93.

18. Перевод Н. Чуковского по изданию: Твен М. Янки из Коннектикута при дворе короля Артура // Твен М. Собрание сочинений: В 12 т. Т. 6. — М.: ГИХЛ, 1960. — С. 372.

19. Твен М. Янки из Коннектикута при дворе короля Артура // Твен М. Собрание сочинений: В 12 т. Т. 6. — М.: ГИХЛ, 1960. — С. 358.

20. Твен М. Янки из Коннектикута при дворе короля Артура // Твен М. Собрание сочинений: В 12 т. Т. 6. — М.: ГИХЛ, 1960. — С. 327.

21. Там же. — С. 337.

22. Твен М. Янки из Коннектикута при дворе короля Артура // Твен М. Собрание сочинений: В 12 т. Т. 6. — М.: ГИХЛ, 1960. — С. 524—525.

23. Там же. — С. 494.

24. Твен М. Янки из Коннектикута при дворе короля Артура // Твен М. Собрание сочинений: В 12 т. Т. 6. — М.: ГИХЛ, 1960. — С. 407—408.

25. Там же. — С. 425.

26. Там же. — С. 446.

27. Там же. — С. 359.





Обсуждение закрыто.