«Позолоченный век» и «Приключения Тома Сойера» в освещении критики

До 1874 года имя Марка Твена ассоциировалось для большинства критиков с «юмористическими» сборниками, такими, как «Смехотворные жизнеописания», «Чудеса в решете», «Озорные проказы», «Смех до упаду», «Американские шутки-прибаутки». Выход в свет «Позолоченного века», написанного в сотрудничестве с Чарльзом Уорнером, вызвал существенный сдвиг в оценке критики. Характерно уже то, что эта книга породила больше откликов в прессе, чем все предыдущие. Пусть такое благожелательное отношение в известной мере вызывалось уважением к соавтору Твена (некоторые рецензенты сокрушались о том, что Уорнер унизился до сотрудничества с писателем-юмористом), однако важно, что большинство критиков впервые признало за Твеном умение откликаться при желании и на такие серьезные темы, как общественные и политические неустройства. В «Эплтонс джорнал» за июль 1874 года Джордж Т. Феррис все еще трактовал Твена как «присяжного юмориста», который внес заметный вклад в американский юмор (а не в американскую литературу). Однако и он признавал, что «Позолоченный век» доказал способность Твена писать «острую сатиру, глубоко принципиальную и честную». Заканчивая свой обзор на пророческой ноте, Феррис отмечал: «Некоторые характеристики и описания относятся к лучшему из того, что когда-либо выходило из-под пера Твена. Это показывает, что наш писатель находится в расцвете творческих сил и что мир вправе ожидать от него еще многих щедрых даров».

За последующие полтора года немало и других видных критиков отмечало, что Твен не просто рассказчик анекдотов. В своем обзоре сборника «Юмористических рассказов, старых и новых», опубликованном осенью 1875 года, Хоуэлс восхищался юмором Твена, его острым гротеском, «экстравагантностью его суждений», «прямотой высказываний» и их «непредубежденностью». «Но, — продолжал он, — в этой книге наблюдается и еще одна особенность, которая, несомненно, прочно войдет в наше представление об этом писателе, а именно все возрастающая серьезность мысли, прячущаяся за тем, что на первый взгляд кажется бездумной клоунадой, порожденная, видимо, более зрелыми размышлениями юмориста над недостатками и нелепостями нашей общественной и политической жизни».

Разумеется, эта позиция не была новой для Хоуэлса, он никогда не считал Твена чистым юмористом, зато совершенной новостью было то, что выдающийся критик Эдвин П. Уипл из Новой Англии выразил восхищение литературным мастерством Твена. В журнале «Харперс мансли» (март 1876 года) Уипл назвал Марка Твена «человеком обширного жизненного опыта, острого ума и большой литературной культуры», прибавив к этому знаменательное и по тому времени неожиданное заявление: «В произведениях Твена немало страниц, показывающих, что он мог бы создать себе имя в литературе, не будь он даже одаренным неистощимой фантазией юмориста».

После таких похвал со стороны человека, которого Джон Лотроп Мотли1 характеризует как «одного из самых блестящих писателей нашей страны и самых опытных обозревателей», естественно было бы ожидать, что следующая книга Марка Твена будет широко освещена в печати, тем более что эта книга — один из признанных шедевров Твена, я имею в виду «Приключения Тома Сойера», опубликованная в декабре 1876 года. Однако единственная рецензия, появившаяся в «Атлантик мансли», принадлежала перу того же всепонимающего Хоуэлса, который хвалил в ней «интересные образы и настоящий художественный вкус». Из газет только «Нью-Йорк таймс» поместила отзыв, особо отмечающий реалистическое мастерство повести: «У мистера Клеменса нет ни на йоту лицемерия. В его повести ничего не придумано, все дано так, как есть». Несмотря на молчание прессы, книга, как и предсказывал Хоуэлс, быстро разошлась. В марте 1877 года «Американская издательская компания», вербовавшая агентов для распространения «новой книги Марка Твена», сообщала, что «Том Сойер» за два месяца разошелся в тридцати тысячах экземпляров.

В общем и целом критика проявляла слабый интерес к писателю, чьи книги покупались нарасхват. Спустя десять лет после напечатания его первого сборника литературные журналы вычеркнули Марка Твена из списков «большой литературы». Невзирая на отзывы Хоуэлса, Гарта и Уипла, большинство критиков либо по-прежнему не находило у Твена литературных достоинств, либо не считало нужным их искать, поскольку он был всего-навсего юморист: «Мы читаем мистера Клеменса исключительно ради юмора Марка Твена», — писал рецензент «Атлантик мансли» в 1873 году. В течение многих лет это было единственным мерилом для суждения большинства критиков о Марке Твене. Стоило ему в том или другом случае обмануть их надежды, и его хоронили как писателя. «Марк Твен умеет быть таким забавным, — писал в 1874 году рецензент по поводу «Правдивой истории», повествующей об ужасах американского рабовладения, — что мы, естественно, недовольны, когда он отказывается нас смешить; так досадовали бы мы на попугая, не умеющего говорить, или на розу, лишенную запаха».

Примечания

1. Мотли Джон Лотроп (1814—1877) — американский историк и дипломат, посол США в Австрии, а затем в Англии.





Обсуждение закрыто.