Некрологи и посмертная слава

В статьях, посвященных памяти Марка Твена, звучали порой пренебрежительные нотки. Общий тон их отразил Барри Пейн в лондонском «Букмене»: «Художественное значение книг Твена невелико, зато он умел смешить читателя». Но хулители оставались в меньшинстве. Таких некрологов, где Твену давали бы оценку только как остряку и забавнику, было сравнительно немного. Один сотрудник «Дайела», в свое время критиковавший Твена, теперь прослеживал пройденный им путь от юмориста до проницательного истолкователя действительности, мудреца и моралиста. Он уже не рассматривал Твена как «развлекателя типа Джоша Биллингса и Артемуса Уорда», а как «одного из наших ведущих писателей», ставя его в один ряд с Ирвингом, Свифтом и Карлейлем — юмористами, которые в то же время были «великими художниками с глубоко критическим взглядом на жизнь и социальными философами, чьи суждения отличались глубиной и мудростью».

Сэмюел Гомперс1, президент Американской федерации труда, также утверждал, что «Марк Твен не только юморист. Это проницательный философ, пытливо изучавший людей и события». Такое же мнение высказал Хэмлин Гарленд2: «Твена нельзя считать только юмористом», а Уильям Лайон Фелпс писал: «Самый остроумный человек в мире, он в то же время был серьезным художником, верным служителем своих литературных идеалов». Арчибальд Гендерсон связывал воедино имена Твена и Уитмена, в которых он видел «двух великих истолкователей и два ярких воплощения Америки». По его словам, творчество обоих писателей «явилось величайшим вкладом демократии в мировую литературу».

Но самый восторженный панегирик исходил от Уильяма Дина Хоуэлса, опубликовавшего вскоре после смерти Марка Твена небольшую книжку «Мой Марк Твен. Воспоминания, и критические суждения». Хоуэлс пришел к выводу, что. «Твен — непревзойденный писатель после Сервантеса и Шекспира» и что в американской литературе нет ему равного. Хоуэлс писал: «Эмерсон, Лонгфелло, Лоуэл, Холмс — я знал их всех, да и остальных наших мудрецов, поэтов, пророков, критиков и юмористов; все они были на одно лицо и все похожи на прочих литераторов. И только Клеменс был единственным, неподражаемым, он — Линкольн нашей литературы».

Эти посмертные восхваления продолжались и в последующие годы и нашли отклик даже в академических кругах. В 1911 году Рюбен Пост Халлек в своей «Истории американской литературы» уделил десяток страниц характеристике Твена как философа и историка, запечатлевшего в произведениях такие этапы нашей национальной культуры, о которых, кроме него, никто не писал.

Два года спустя Джон Мейси в своей книге «Дух американской литературы», придерживаясь того же мнения, отвел Марку Твену выдающееся место среди американских писателей, а Фред Луис Пэтти в опубликованной в 1915 году «Истории американской литературы с 1870 года» признал Твена основоположником общенациональной американской литературы, а не только «голосом с узкой полосы Атлантического побережья». Все трое сходились на том, что Марк Твен — больше чем юморист. Но только Арчибальд Гендерсон положил этот взгляд в основу оценки Твена и посвятил целый раздел своей книги серьезному анализу его творческого наследия. «За юмором, — писал Гендерсон, — в качестве авторского подтекста звучит тревога о человеке, величайшая серьезность и пафос, всеобъемлющие интересы, говорящие об истинной мощи и величии писателя. Все это свидетельствует о том, что Марк Твен был большим художником, истинным философом и моралистом, столь преданным идеалам гуманности, что его можно считать подлинным социологом по духу, мечтавшим о лучшем будущем для человека».

Книга Гендерсона была опубликована в 1911 году. Спустя год появилась подробная панегирическая биография Твена, принадлежащая перу Альберта Бигелоу Пейна (в трех томах, насчитывающих более тысячи семисот страниц). Пейн отмечал принципиальную важность серьезных сторон твеновского творчества, указывая, что за его юмором таятся «глубокие откровения человеческой правды и неправды». Но он сказал это лишь мимоходом. В целом же Пейн, Твеновский «Босуэлл3 по назначению», романтизировал своего героя, наделяя его «чертами не только человеческими, но и сверхчеловеческими, изображая его не только человеком, но и сверхчеловеком». Пейн так благоговел перед своим идолом, что сущность твеновского гения от него ускользала. В своем стремлении создать идеализированный портрет, достохвальный образец для всех американцев Пейн приглушал уничтожающую критику Твена, направленную против господствующей религии, а также против других общественных устоев.

Между тем опубликованные материалы из твеновского наследия, о которых Пейн упоминает лишь вскользь, а то и вовсе умалчивает, показали, что Твен в большей мере критиковал современное общество, чем подозревали даже самые пламенные его почитатели. Карл Ван Дорен4 в статье «Запоздалые громы» писал: «Постепенно заслуги Твена-юмориста все больше отступают на задний план по сравнению с его выдающимися заслугами истолкователя действительности. Мир, знавший живого Твена, зачастую не умел кое в чем отличить его от своего любимого клоуна... А между тем мир мыслящий, которому дано хранить в веках немеркнущую славу писателя, открывает все больше и больше оснований чтить его память, по мере того как выходят в свет его посмертные произведения».

«Таинственный незнакомец», опубликованный осенью 1916 года, был сразу же признан шедевром. «Дайел» писал: «Твен свободно изъясняется здесь на разные темы, бросая вызов условностям. Немало высказанных им особенно беспощадных истин бьет прямой наводкой по современности». Джордж Саул5 в статье для «Нью Рипаблик» расценивал «Таинственного незнакомца» как «сатиру, написанную кровью сердца отважного человеколюбца». Г.Е. Вудбридж в отзыве для «Нейшен» называет «Незнакомца» «уничтожающим обвинением безрассудства и жестокости человеческого рода»; никогда еще ненависть к угнетению не выражалась Твеном с такой силой. «Это — книга, которую грядущие поколения, быть может, объявят величайшим произведением Марка Твена. Не напиши он ничего другого, она одна принесла бы ему непреходящую славу. Ни один американский писатель, будь то Готорн или По, не превзошел «Таинственного незнакомца» силою воображения... По своему охвату и мужественному размаху «Незнакомец» значительно превосходит возможности этих мастеров утонченной миниатюры... Как сатира он страшнее, чем «Путешествия Гулливера».

Сборник «Что такое человек? и другие очерки», вышедший в свет в 1917 году, снова привел критиков в восторг смелостью и силою своей общественной сатиры. «Правда о Марке Твене, — писал Г.Л. Менкен в «Смарт сет», — заключается в том, что это был колосс, на несколько голов возвышавшийся над своей страной и своим временем, и даже двойной груз — пуританизма снаружи и филистерства изнутри — не мог принизить его до национального уровня». И хотя Стюарт П. Шерман в те годы почти во всем расходился с Менкеном, их мнения в оценке величия Твена совпали. В 1917 году Шерман писал: «Твен — один из тех великих писателей, к которым мы будем вечно возвращаться и о которых «последнее слово» так и не будет сказано».

Три года спустя предсказание Шермана подтвердилось, когда Ван Вик Брукс6 опубликовал свою книгу «Голгофа Марка Твена», которая произвела впечатление разорвавшейся бомбы.

Примечания

1. Гомперс Сэмюел (1850—1924) — американский правый профсоюзный деятель, один из основателей Американской федерации труда (АФТ, год основания 1886), президентом которой (с перерывом в один год) оставался до смерти.

2. Гарленд Хэмлин (1860—1940) — американский писатель, автор ряда рассказов автобиографического характера о жизни на Среднем Западе и романов и пьес, в которых он критикует буржуазную действительность.

3. Босуэлл Джеймс (1740—1795) — друг известного английского критика и лексикографа XVIII в. Сэмюела Джонсона, написавший подробнейшую его биографию. Имя Босуэлла является в английском языке нарицательным для биографа, входящего в мельчайшие подробности жизни человека, о котором он пишет.

4. Ван Дорен Карл (1885—1950) — американский литературовед, редактор «Кембриджской истории американской литературы» (первое изд. 1917—1921 гг.), автор многочисленных литературоведческих трудов.

5. Саул Джордж Генри (род. 1887) — американский публицист, с 1924 г. редактор журнала «Нью Рипаблик».

6. Брукс Ван Вик (род. 1886) — американский критик, автор книги «Вино пуритан» (1909), «Голгофа Марка Твена» (1920) и др.





Обсуждение закрыто.