Позднейшие критические отзывы

К 1935 году, когда отмечалось столетие со дня рождения Марка Твена, его критики делились на четыре лагеря. Это были, с одной стороны, сподвижники Брукса, повторявшие или развивавшие все тот же тезис, будто Твен не выполнил своей миссии — создать великую социальную сатиру и стал попросту шутом, а если он и видел язвы, разъедающие американскую жизнь, то не осмеливался по-настоящему с ними бороться. Оппозицию составляли последователи Де Вото: Джон Мейси, Макс Истмен, Ч. Хартли Греттен, Минни М. Брэшир и Сайрил Клеменс. Не соглашаясь с некоторыми частными выводами Де Вото, они солидаризировались с ним в том, что нет оснований утверждать, будто Твен под давлением обстоятельств изменил своему призванию. Третья группа, представленная Эдвардом Вагенкнехтом, чья книга «Марк Твен и его творения» увидела свет в 1935 году, держалась особняком, предпочитая искать истину где-то посередине. Наконец, четвертая осуждала школы Брукса и Де Вото за то, что они так увлеклись анализом и психоанализом, что перестали читать и изучать произведения Твена. К счастью, народ, которому дела нет до критики, по-прежнему читает и любит его. «Марк Твен, — писал Чарльз Г. Кромптон в «Америкен Меркюри», отметив, что и Брукс и Де Вото ему до смерти надоели, — наиболее читаемый американский писатель, и не только среди умерших, но и среди ныне здравствующих... Так стоит ли прислушиваться к тому, что твердят нам критики! Марк Твен по-прежнему живет в сердцах людей, и никто его оттуда не вытеснит». Лондонская «Таймс» (Литературное приложение) полностью присоединилась к этому мнению, объявив (1935), что пора прекратить нескончаемые посмертные дебаты о Марке Твене и приступить к изучению его творчества. «Твен уже двадцать пять лет, как умер... Дознание... чересчур затянулось. Очевидно, ничего нового уже не откроют и не скажут... Достаточно поиздевались над ним всякие аналитики; пора читателю вступить в права владения тем, что еще осталось от его наследия».

«Таймс» была неправа в своем утверждении, будто все касающееся Марка Твена давно открыто и больше открывать нечего. Правда, после упомянутой статьи вышла всего лишь одна его капитальная биография, написанная де Лэнси Фергюсоном (1943), однако появилось много новых сведений, касающихся всех сторон жизни великого писателя, его работ и взглядов, благодаря опубликованию дотоле неизвестных рукописей и писем, как в специальных статьях, печатающихся в научных журналах, так и в хорошо документированных диссертациях (частично еще не опубликованных), представляющих ученые изыскания американских университетов. Однако критики так поглощены вопросом, чем Марк Твен был и чем он мог стать, что не обращают на эти публикации никакого внимания. Продолжая свой нескончаемый спор о том, являлся ли Марк Твен шутом или обличителем, они не считают нужным прислушаться к тому, что сам он говорил по этому поводу.





Обсуждение закрыто.