«Принц и нищий»

Книга «Принц и нищий» (1881), прославляющая демократию и осуждающая английскую монархию XVI века, представляет собой первую широкую разработку этой темы. Самый сюжет ее рассчитан на то, чтобы рассеять мираж королевского величия: нищий-попрошайка Том Кенти становится принцем, а принц Эдуард, сын короля Генриха VIII, превращается в нищего; так грязный оборвыш и принц меняются местами, а придворные не замечают никакой разницы.

В начале книги Твен разоблачает зло, порождаемое монархической властью. У правителя великого королевства, избалованного, изнеженного мальчика, лишь тогда открываются глаза на мир, когда он сменяет «общество раззолоченных вассалов короны» на общество отщепенцев, нищих и простолюдинов. От них он узнает о жестокости английских законов и о царящей в стране несправедливости. Он видит «голодных и беспомощных мелких землепашцев, у которых отняли их фермы, чтобы пасти на них овец». Узнает, что сталось с теми, кто в результате разграбления его отцом монастырей1 лишился крова, кто «сирым и бездомным» брошен в широкий мир. Фермер, в прошлом зажиточный, рассказывает о трагической судьбе своих детей, умерших с голоду, и Эдуард слышит его иронический тост: «За милосердный английский закон, освободивший их из английского ада!» Так Эдуард приходит к выводу, что «мир устроен неладно», что короли должны пройти некую школу, увидеть воочию действие своих законов и «научиться милосердию».

Нет сомнения, что принц королевской крови станет лучшим правителем, пройдя некоролевскую «школу» горестей и лишений своего народа. Это видно уже на примере нищего «короля» Тома Кенти, который проявил себя добрым монархом. Его первые указы «на удивление человечны по тем суровым временам». Эдуард, побывав в той же школе, идет по стопам нищего короля. День его коронации ознаменован небывалой гуманностью высочайших приговоров. А когда один из сановников упрекает юного короля в излишней снисходительности, тот отвечает: «Что знаешь ты о страдании и угнетении? Об этом знаю я, знает мой народ — но не ты».

«Зрелище Англии, обретающей благодать из рук двух мальчиков», — это ли не насмешка над мудростью королевского управления! Но «Принц и нищий» лишь прелюдия к более зрелой и разработанной критике феодального мира, которую мы находим у Твена. В своей ранней книге он еще не ставил вопроса об упразднении монархии, а лишь о ее улучшении, и кончается она тем, что Эдуард VI стал более разумным правителем, после того как носил отрепья нищего. Однако идея книги кристально ясна. Хоуэлс писал в своем обзоре для нью-йоркской «Трибюн» 25 октября 1881 года: «Твен пока лишь касается вопроса с разных сторон, и здесь еще нельзя говорить о сатире на монархию: «Принц и нищий» в этом смысле только азбука республиканизма, которую следовало бы рекомендовать для прохождения в школе. Она дышит человечностью и пронизана разумом демократических идей».

Примечания

1. Разграбление монастырей — речь идет о закрытии Генрихом VIII (1491—1547 гг., на престоле с 1509 г.) после разрыва с Римом в 1534 г. католических монастырей и конфискации их имущества.





Обсуждение закрыто.