Похвала священникам

Из последней фразы можно вывести заключение, что Твен вовсе не осуждал всех священников без разбора. К лицам духовного звания, сохранившим «доблесть» первых веков христианства, он причислял преподобного Томаса Бичера из Элмайры, которого исключили из союза священников за то, что он проводил службу в театральном помещении. «Счастливый, счастливый мир, — писал Твен в элмайрской «Эдвертайзер», — наконец-то он узнал, что жалкий конгресс священников без прихода, о которых до сих пор никто ничего не слышал, одним решительным ударом сокрушил знаменитого Бичера и сократил число его прихожан с тысячи пятисот до тысячи четырехсот семидесяти пяти человек».

Твен горячо одобрял проект преподобного Бичера, мечтавшего создать образцовую церковь с помещениями для читального зала, библиотеки, общественных собраний, семейных торжеств, игр и танцев, куда бы могли приходить люди всех вероисповеданий и атеисты. «Во всех особенностях этой новой церкви, — писал Твен, — вы заметите одну общую, руководящую мысль и цель — сплотить всех прихожан в единую семью и превратить для них церковь в родной дом... Такова основная определяющая мысль».

Подобные старания отдельных представителей духовенства обратить религию в орудие, которое, как ему казалось, помогло бы человечеству построить более свободную и счастливую жизнь, всегда вызывали одобрение Твена. Убеждение, что именно к этому стремятся миссионеры, заставило его одно время восхвалять их деятельность на Сандвичевых островах и говорить о них как о людях «благочестивых, без устали трудящихся, без устали молящихся, готовых на любое самопожертвование... думающих только о благополучии прихожан». Позже он становится одним из наиболее активных критиков миссионерского движения, но непосредственно после посещения Сандвичевых островов он относился к нему еще благожелательно. «Миссионеры, — писал он в «Налегке», — одели и воспитали дикарей, положили конец произволу их вождей и даровали всем свободу и право пользоваться плодами своего труда; они учредили общий закон для всех и одинаковое наказание для тех, кто его преступает». Особенно хвалил Твен деятельность католических священников на Сандвичевых островах. «Католические священники, — писал он, — честные, искренние и прямодушные люди; они трудолюбивы и преданы своей религии и своей работе; они никогда никому не мешают, все, что они делают, диктуется каким-нибудь достойным побуждением».

Совершенно ясно, что Твен не считал всех священников похожими на Хокса, Брукса, Сейбина и Толмеджа. Среди его близких друзей было несколько священников, и он всегда был рад познакомиться со священником. Он всегда был готов хвалить священников, которые проповедовали с кафедры и старались проводить в жизнь положительную, прогрессивную религиозную доктрину, и считал, что польза, приносимая ими человечеству, уступает только пользе, приносимой врачами.





Обсуждение закрыто.