Преследования китайцев

Потребовалось не так уж много времени, чтобы Марк Твен понял, что его личные симпатии и антипатии к любым национальным меньшинствам не могут влиять на их права, записанные в Декларации независимости и американской конституции. «Я не в восторге от китайцев, — писал он в открытом письме в 1868 году, — но еще меньше восторгают меня те обиды и притеснения, которые они у нас терпят». Если не все национальные группы пользуются одинаковыми правами с остальным населением страны, то утверждение, будто Америка — страна свободы, звучит как насмешка. В «Налегке», касаясь того, что китайцев не защищают американские законы, Твен замечает:

«Мы живем в «свободной стране» — никто этого не оспаривает, никто не подвергает это сомнению (может быть, потому, что мы не даем слова другим народам?)».

Твен не сразу начал бороться за права китайцев в Америке. Его описания китайских кварталов Нью-Йорка и Виргиния-Сити в штате Невада мало отличаются от трафарета, свойственного антикитайской литературе того времени. Будучи в Калифорнии, Твен сделал открытие, что этот трафарет основан не на общении с китайскими иммигрантами и не на внимательном наблюдении за их жизнью, ибо быт тружеников китайцев нисколько не похож на карикатурное изображение его в анекдотах и клеветнических шутках.

Впервые Твен задумался о преследовании китайцев при посещении Сан-Франциско в 1863 году. В фельетоне, опубликованном в нью-йоркской «Санди Меркюри», он писал: «Да сжалится господь над китайцем, который случайно столкнулся с оравой уличных мальчишек, ибо в глазах закона он не существует». В Сан-Франциско, работая в газете, Твен часто бывал свидетелем издевательств над китайцами и пытался протестовать против этого в печати. Он подверг, например, осуждению некоторых мясников с Брэннан-стрит за то, что «они натравили собак на китайца, мирно шедшего по улице с корзиной белья на голове. Собаки набросились на беднягу и стали кусать, а один из мясников для пущего веселья вышиб ему зубы кирпичом». Однако эта заметка не была напечатана: заведующий отделом хроники бросил ее в корзину «из опасения, что она может задеть кое-кого из подписчиков».





Обсуждение закрыто.