Введение

В истории мировой литературы существуют писатели, значение творчества которых со временем раскрывается все с большей полнотой. Таков Марк Твен (Mark Twain, 1835—1910), национальный гений Америки. Объем критической литературы, посвященной Твену, огромен. «Твениана» представляет собой самостоятельное направление в истории американистики. И хотя американскими и отечественными твеноведами проделана значительная исследовательская работа, творчество знаменитого американского писателя остается по-прежнему не до конца изученным. Остаются без должного научного внимания важные для понимания развития творчества писателя в целом и любимые читателями произведения Твена, написанные в жанре путешествия — «Простаки за границей» («Innocents Abroad», 1869) и «Налегке» («Roughing It», 1872).

Твен был человеком, сменившим множество профессий и приобретшим колоссальный опыт. Он был типографским рабочим, репортером, лоцманом на Миссисипи, солдатом в армии южан (правда, очень недолго), старателем в Неваде, журналистом провинциальной прессы в Калифорнии, читал публичные лекции, занимался бизнесом. Ему приходилось встречаться с огромным количеством людей из различных социальных групп: представителями «низов», суровыми обитателями фронтира, писателями, политиками, членами правящих династий. Твен получил уникальный жизненный опыт, который нашел многообразное отражение в его книгах, в которых присутствуют и элементы его автобиографии. Твен постоянно путешествовал. Более десяти раз в течение своей жизни он пересек Атлантику. Путешествия были для него своего рода творческим импульсом. Чтобы начать работу над очередной книгой или циклом лекций, Твен признавался, что чувствует необходимость совершить поездку в поисках новых впечатлений. В молодости же, когда были написаны «Простаки за границей» и «Налегке», Твен, по сути, был профессиональным путешественником, отправляясь в разные страны по заданию периодических изданий в качестве специального корреспондента. Именно из ряда газетных публикаций, писем и записных книжек Твен, после коренной художественной переработки, создал свои ранние путешествия «Простаки за границей» и «Налегке», которые сохранили в себе черты его газетной публицистики.

Долгое время образ Марка Твена не получал объективной оценки. Вскоре после его смерти наметилось две, в известной степени, мифотворческие тенденции в изучении творчества писателя. Твена воспринимали либо исключительно как юмориста, мастера анекдота, короля смеха, либо как критика американского общества. С этим столкнулись как американские, так и отечественные исследователи творческой биографии Твена. Одной из первоначальных причин искаженного представления об образе Твена стало трехтомное жизнеописание Твена под названием «Марк Твен. Биография. Личная и литературная жизнь Сэмюэля Ленгхорна Клеменса», написанная Альбертом Пейном и вышедшая в свет в 1912 году1.

Твен предоставил Пейну, своему секретарю и помощнику, весь личный архив и поручил написать свою биографию, что тот и сделал. Пейн получил в распоряжение документы и сведения, которые Твен в течение своей жизни тщательно скрывал. Следует, однако, заметить, что Пейн представил жизнь Твена не столько такой, какой она была на самом деле, сколько такой, какой она должна была быть по его мнению. Он явно «сгладил» противоречия в мировосприятии и характере Твена, придал его образу больше респектабельности, умолчал о тех фактах биографии Твена, которые могли бы противоречить создаваемому им мифу о писателе как человеке гармоничном и безупречном, творчество которого явилось гимном американской демократии и прогрессу. В 1924 году в первой крупной публикации своих мемуаров «Автобиография Марка Твена» («Mark Twain's Autobiography») А. Пейн также опустил чересчур резкие высказывания о своем герое, придав образу Твена «хрестоматийный глянец».

Долгое время неполнота знаний о судьбе и взглядах Твена приводила к искаженному восприятию как личности писателя, так и его литературного образа, а также самих произведений. Публикации Пейна привели к всплеску научного интереса к писателю и его наследию. Однако идеализация образа Твена, предпринятая его биографом, вызвала ответную негативную реакцию в научных кругах. Новым этапом в твеноведении стал выход в 1920 году книги известного американского критика Ван Вик Брукса (1896—1963) «Пытка Марка Твена»2. Брукс выступил против позиции Пейна, представившего литературную судьбу Марка Твена безмятежной и ясной. При этом Брукс, который не был знаком с рядом не изданных на тот момент сочинений Твена, впал в другую крайность, представив писателя заложником правил буржуазного общества, который так и не смог реализовать свой творческий потенциал. Брукс полагал, что Твен мог бы стать, но так и не стал великим сатириком, американским Вольтером или Свифтом, который мог бы реально силой своего смеха исправлять недостатки американского общества. Вместо этого Твен, с точки зрения Брукса, растратил свой талант на создание малозначительных юмористических произведений и зарисовок. Брукс считал, что Твен просто побоялся сказать горькую правду об американском обществе, не использовал в полной мере свой творческий потенциал, ограничившись изображением лишь комической стороны жизни.

К другим отрицательным факторам, помешавшим Твену реализовать свой талант, Брукс относит формирование его как личности в условиях фронтира. Известный критик и исследователь американской литературы считал, что и детство Клеменса в Ганнибале, и юношеские странствия по Неваде и Калифорнии, и общение с суровыми жителями западных территорий породили утилитарный подход Твена к оценке окружающей действительности.

В результате Брукс приходит к выводу, что названные выше факторы привели к «раздвоению личности» писателя, который боялся правды, зная, что общество осудит его за это. Твен, — считает Брукс, — всю свою жизнь оглядывался на общественное мнение, ища его одобрения, и шел при этом на компромиссы с собственной совестью. Согласно Бруксу, с годами ощущение того, что Твен предал свой талант и не выполнил свою миссию художника-просветителя, становилось в нем все сильнее и невыносимее, что привело в результате к нервному расстройству, которым и обусловлен пессимизм позднего Твена3. Таким образом, Брукс художественные особенности текстов Твена представляет либо как результат психического неблагополучия писателя, либо как простое повторение господствовавших в то время представлений о прогрессе в американском обществе и влиянии грубого «фронтирного» воспитания, если речь идет о раннем творчестве. В любом случае исследование Ван Вик Брукса является своеобразной точкой отсчета в истории твеноведения, поскольку практически все дальнейшие исследователи, поддерживая или полемизируя, отталкиваются от позиции, высказанной Бруксом.

Полемический взгляд по отношению к позиции Брукса выразил в своих книгах «Америка Марка Твена» (1932) и «Марк Твен — не потухший вулкан» (1940) известный американский исследователь творчества Твена Бернард ДеВото. ДеВото полагал, что именно в сфере юмора и смеха Твен воплотил истинное богатство своего таланта и отразил особенности своего мировосприятия. Диаметрально противоположный взгляд выразил ДеВото и на роль фронтира в формировании творческой личности Твена. Если Брукс утверждал, что жизнь на фронтире отрицательно сказалась на творческом потенциале писателя, то ДеВото, наоборот, доказал, что именно этот факт биографии писателя способствовал формированию многогранного таланта Твена4. Согласно выводам ДеВото, именно влияние фронтира позволило Твену естественным образом впитать традиции национальной словесности, которые весьма сложно уложить в рамки художественных текстов. Что касается «западного воспитания», то именно оно позволило Твену органично придать грубому американскому юмору и фронтирным байкам виртуозную литературную огранку, сохранив их фольклорное очарование и самобытность.

Исследования Бернарда ДеВото и Ван Вик Брукса в итоге обозначили два противоположных идейных направления, два пути, по которым стало развиваться американское твеноведение. В середине 30-х годов прошлого века американские исследователи творчества Твена сформировали две научные группы. С одной стороны, это были исследователи и критики (Джон Мейси, Сирил Клеменс, Хартли Греттен), продолжавшие линию ДеВото о полной реализованности Марка Твена как автора и явно идеализировавшие писателя. В другом лагере находились последователи Брукса (Луис Мамфорд, Альфред Кеймборг, Карл Ван Дорен, Гренвил Хикс и писатели Эптон Синклер, Эдгар Ли Мастерс, Фрэнк Харрис), развивавшие тезис о несостоятельности Твена как писателя и критически относившиеся к его творчеству.

Именно исследователями этого направления, развивавшими мысль о творческой нереализованности Твена, была утверждена мысль, впоследствии ставшая очень характерной для американского литературоведения, об эмоциональной неустойчивости как одном из основных факторов, сформировавших его творческую манеру. Болезненной раздвоенностью сознания автора американские исследователи стали объяснять даже стилевые колебания и шероховатости структуры самых ранних произведений Твена, когда молодой писатель еще только пытался найти свою авторскую манеру и много экспериментировал, особенно в своих путешествиях, с разнородными стилевыми и жанровыми элементами. Брукс в своей книге писал о творческой несостоятельности Твена, которая сказалась на его душевном состоянии и в итоге воплотилась в пессимистических мотивах позднего творчества писателя. Последователи Брукса младшего поколения пытались подойти с этими же мерками и к ранним произведениям Твена, в результате чего поиски и «пробы» молодого писателя пытались объяснить его «нервными метаниями». Подобные аргументы мы находим в исследованиях таких авторов, как Ф. Робинсон (Robinson F.G. Patterns of Consciousness in The Innocents Abroad // American literature. — Durham, 1986), Д. Ганзел (Ganzei D. Mark Twain Abroad, Chicago, 1968), Р.З. Ли (Lee R.E. From East to West. — Urbana, 1966), Р. Реган (Regan R. The reprobate Elect in The Innocents Abroad // On Mark Twain. The best from American literature. — Durham, 1987), К. Кардвел (Cardwell C.A. The Man Who Was Mark Twain: Images and Ideologes. — N.Y., 1991).

Отдельного внимания заслуживает творческая судьба Марка Твена в нашей стране. Многие его произведения переводились и публиковались в России практически сразу же после из появления на родине писателя. Популярность Твена у русских читателей конца XIX — начала XX века не была явлением, изолированным от американской литературы. Переводы и статьи о Марке Твене нередко печатались в тех же журналах, что и новые произведения Брет Гарта, У.Д. Хоуэллса, Г. Джеймса, хотя, конечно, с годами по количеству публикаций в России Твен превзошел всех своих соотечественников, за исключением Джека Лондона.

14 сентября 1872 г. в петербургской газете «Биржевые ведомости» появились первые переводы двух рассказов Марка Твена (в том числе и знаменитая «Лягушка-скакунья из графства Калаверас») и отрывки из публицистической книги путешествий «Налегке». Разумеется, новый для российского читателя автор, тем более появившийся на газетных полосах, не сразу привлек внимание. В 1874 году «Отечественные записки» опубликовали роман «Позолоченный век», написанный Твеном совместно с Ч.Д. Уорнером (в первом переводе на русский язык — «Мишурный век»). Этот первый переведенный роман Твена вызвал живой интерес у читателей. Рецензент либеральной газеты «Голос», говоря о переводах «низкопробного чтива», замечает: Зато как приятно бывает после такой дребедени встретиться с произведением, в котором ясно видно живое, честное отношение автора к изображаемому иль миру! Точно как будто после гнилой воды стоячего, поросшего тиной пруда человек окунулся в чистую струю хоть небольшой, но быстрой речки. Такое впечатление производит чтение «Мишурного века». Роман Марка Туэйна и Чарльза Уорнера появлением своим, как видно из предисловия переводчицы, возбудил сильное негодование в Америке, и тамошние журнальные патриоты (везде, должно быть, водится эта порода) строго заметили авторам, что грязное белье следует стирать дома. В романе бичуется позорная продажность администрации, распространившаяся в последнее время до ужасных размеров, и дух наживы, спекуляции, дух бешеного, неудержимого стремления к обогащению5.

В 1883 г. отдельными изданиями вышли переводы романов Твена «Принц и нищий» и «Похождения американского мальчика Тома Соуэра». Рецензент журнала «Дело» называет «Принца и нищего» «чистейшей сатирой», хотя вкладывает в этот термин несколько иное понятие, чем в современном литературоведении.

Неверно было бы считать, что дореволюционная критика видела в Твене только юмориста. Писатель и литературный критик П.Н. Краснов, назвавший статью о Джероме и Твене «Безобидный юмор», на самом деле противопоставляет «болтливым разглагольствованиям Джерома» лаконичные и насыщенные содержанием тексты Твена: Сатира Марка Твена всегда касается самых жизненных событий; он не стесняется обличать общественные неурядицы и умеет быть не только остроумным, но порою и сильным6.

Дореволюционный период был этапом накопления разносторонней информации о Марке Твене. Научное освоение его наследия, изучение художественного стиля, поэтики Твена стали задачей отечественного литературоведения уже в советский период. Ко второй половине 30-х годов XX века сложилась научная концепция творчества Твена. К этому времени удалось избежать пролеткультовских крайностей в оценках творчества писателя. В начале 30-х годов появлялись статьи с подобными названиями: «С Томом Сойером пионеру не по пути», «Приключения маленького люмпена» (о «Приключениях Гекльберри Финна»). Подобные оценки романов Твена в современном литературоведении немыслимы, однако в то же время по-прежнему незаслуженно недооценены, либо просто обойдены должным вниманием тексты ранние книги путешествий Твена. Эту несправедливость отмечает Я.Н. Засурский в своей статье «Марк Твен и его традиции в литературе США»7.

В советские времена фигура Твена представляла собой интерес не только для литературоведческой науки. Статьи о Твене появлялись не только в специальных изданиях («Литературное обозрение», «Интернациональная литература», «Литературная газета»), но даже в общественно-политической и педагогической прессе («Комсомольская правда», «Известия», «Правда», «Учительская газета»). Поводом для этого чаще всего были юбилеи, связанные с именем Твена. Библиография таких статей, в которых Твен фигурировал по преимуществу не как художник, а как знак, воплощение какой-либо идеи, огромна. Подобная растиражированность образа Твена привела к его упрощению, заштампованности, «подгонке» его под актуальные задачи советской пропаганды. Появлялись статьи с такими заголовками, как «Обличитель американского империализма», «Великий обличитель», «Марк Твен — друг русского народа», «Наш друг», которые сводили сложный образ незаурядной личности и гениального художника до примитивных штампов. Но все это касалось, к счастью, лишь «парадного портрета» писателя. Литературоведческая же наука, как советская, так и постсоветская, изучает наследие Твена с разных позиций, формируя сложный, многогранный его образ.

Что касается становления отечественного твеноведения, то сколько-нибудь подробной биографии Марка Твена у нас не было вплоть до 1930 года. Именно тогда издательство «Молодая гвардия» выпустило книгу для детей «Приключения Марка Твена» Э. Выгодской. В 1939 году то же издательство в серии «Жизнь замечательных людей» опубликовало биографический очерк М. Мендельсона «Марк Твен». Эта работа вызвала множество нареканий как у советских литературоведов, которые упрекали автора в сглаживании острых углов, недостаточном заострении конфликта Твена с буржуазной Америкой, ее моралью, религией, литературой (А. Касьян), так и у современных исследователей, которые, напротив, увидели в книге М. Мендельсона лишь следование идеологическим штампам и критику буржуазного общества (Д. Пьянов). Эти взаимоисключающие упреки свидетельствуют о том, что исследователи разных поколений пытались искать в книге М. Мендельсона то, чего не было в ней по жанровой сути и авторскому замыслу. Примечательно, что итоговое, фундаментальное исследование творчества Марка Твена М. Мендельсона вышло в свет в 2005 году уже после смерти выдающегося ученого.

Творчество Твена, его жизнь становятся предметом всестороннего изучения во второй половине 30-х годов. Среди публикаций, посвященных Твену, особого внимания заслуживают статьи А.И. Старцева. В статье «Марк Твен и Америка» (1937), впоследствии доработанной до монографии, А.И. Старцев намечает этапы развития творческого пути писателя. В дальнейшем и другие советские литературоведы придерживаются его периодизации творчества Твена. Статья представляет интерес еще и потому, что А. Старцев впервые рассказал советским читателям о юморе фронтира, который был возведен талантом Твена на уровень настоящего искусства8.

Критика и анализ произведений Твена в жанре путешествия представляет собой особую проблему твеноведения. Насколько обстоятельно и подробно изучены и привлекательны для исследователей всемирно известные романы Твена, настолько незаслуженно обойдены вниманием книги путешествий «Простаки за границей» («The Innocents Abroad», 1869), «Налегке» («Roughing It», 1872), «Пешком по Европе» («A Tramp Abroad», 1880), «Жизнь на Миссисипи» («Life on the Mississippi», 1883) и «По экватору» («Following the Equator», 1897).

Советское литературоведение вело свои исследования, следя за перипетиями полемики представителей «бруксовского» и «девотовского» направлений и учитывая противоречивые выводы американской критики. При этом некоторые исследователи советской эпохи в стремлении отмести крайности и перегибы, которые были у американских коллег в оценках творчества Твена, нередко сами допускали подобные «перегибы», отказывая его ранним текстам в должной литературной ценности. «Факты говорят о том — писал известный советский американист Н.И. Самохвалов, — что некоторое время, особенно в первый период творчества, Твен не решался изображать современную ему действительность, предпочитая описывать либо европейскую жизнь, либо прошлое Америки. Так появились книги «Простаки за границей», «Налегке», «Жизнь на Миссисипи» и другие. Учитывая могучий талант Твена, его «затаенный дар» великого сатирика и реалиста, мы считаем, что все эти книги не выявляли возможностей писателя, ибо в них отсутствовала современная Америка»9 Эту особенность творчества Твена автор назвал «бегством от реальности».

Наряду с этой точкой зрения в советском литературоведении существовали и иные подходы к изучению творчества Твена, согласно которым акцент делался не на субъективные особенности творческой личности автора, а на анализ текстов, выявление литературных традиций, эволюции художественного метода писателя. Эти проблемы были поставлены в монографии М.Н. Бобровой «Марк Твен» (1952), многоаспектном исследовании творчества писателя, первой докторской диссертации (1956), посвященной Марку Твену. Первая кандидатская диссертация «Эстетика Марка Твена и его художественная практика» была защищена в 1945 году известным исследователем американской литературы З.Я. Либман. В этой работе ранние путешествия Твена анализируются в качестве ключевой составляющей для определения эстетической концепции творчества писателя в целом.

Значительным событием в отечественном твеноведении стал выход книг А.С. Ромм «Марк Твен» (1977) и А.М. Зверева «Мир Марка Твена» (1985). А.С. Ромм прослеживает процесс превращения юмористической стихии раннего творчества Твена в сложную позднюю сатиру, которая одновременно является и прямым продолжением ее, и антитезой. Публицистичность творчества Твена автор объясняет отрицанием омертвевшей цивилизации, неизбежность и гибельность которой становилась с годами все более и более очевидна для Твена.

Этапным представляется издание коллективного сборника ИМЛИ «Марк Твен и его роль в развитии американской реалистической литературы», вышедшей в 1987 году, под редакцией Я.Н. Засурского. В нем, с учетом современных для того времени достижений твеноведения, рассматривались основные проблемы творчества писателя, его художественная методология, специфика разных жанров, утверждалась жизненность его традиций в литературном процессе XX века. В названном выше коллективном труде впервые в отечественном литературоведении ранним путешествиям Твена уделено достойное внимание. В статьях Е.А. Стеценко «Книги путешествий Марка Твена», «Автобиографическая проза Марка Твена» проведен анализ текстов путешествий, которые впервые рассматриваются в качестве самостоятельного объекта литературного исследования. Творчество Твена как автора книг путешествий затрагивается исследовательницей. впоследствии в рамках фундаментального монографического труда «История, написанная в пути» (1999), Е. Стеценко исследует специфику формирования и развития жанра путешествия в американской национальной литературе.

П. Балдицын, автор монографии «Творчество Марка Твена и национальный характер американской литературы» (2004)10 и докторской диссертации «Система жанров в творчестве Марка Твена и американская литературная традиция» (2004)11, делает акцент на исследовании героя-рассказчика по имени Марк Твен и жанровом многообразии творчества писателя. В диссертации Д. Пьянова (2003) путешествия Твена рассматриваются с точки зрения отражения в них исторической тематики. И все-таки путешествия по-прежнему остаются наименее изученной частью литературного наследия Твена и требует комплексного исследовательского подхода.

Актуальность диссертационного исследования обусловлена необходимостью целостного восприятия творчества Марка Твена, которое невозможно без учета его раннего творчества, рассмотрения той роли в формировании его художественного сознания, которую сыграли его книги «Простаки за границей» и «Налегке».

Научная новизна настоящего исследования заключается в том, что это первая в отечественной американистике диссертация, в которой обобщены результаты многоаспектного исследования жанра путешествия в раннем творчестве Марка Твена в контексте предшествующей и современной Твену литературной традиции.

В данной работе впервые представлена целостная концепция теории жанра путешествия, определено место «путешествия» в системе жанров художественной литературы и публицистики. Разработана система атрибутивных признаков жанра и принципы анализа литературного произведения, написанного в жанре путешествия.

В диссертации доказывается художественная целостность структуры «Простаков за границей», выстроенной на системе антитез, главными из которых являются антитезы «паломники-грешники, «живое-мертвое». Автор исследования приходит к выводу, о том, что неожиданная смена повествовательных манер в «Простаках за границей» обусловлена литературной игрой автора с читателями, которых Твен вовлекает в своеобразный «диалог», ломая стереотипы традиционного восприятия «путешествия» в первой своей книге.

Автором предлагается комплексный анализ книг путешествий М. Твена «Простаки за границей» и «Налегке» с точки зрения литературных закономерностей жанра путешествия. Исходя из предложенных теоретических предпосылок, доказывается высокий литературный уровень и художественная зрелость названных книг М. Твена, о чем до сих пор существовали противоположные мнения, как в отечественном, так и американском литературоведении. В работе доказывается, что необычность структуры обеих книг обусловлена не недостатком мастерства молодого М. Твена, а следованием определенному художественному замыслу.

Решается вопрос о жанровой принадлежности книги путешествия «Налегке». Впервые в работе осуществлено отдельное комплексное исследование данного произведения с точки зрения законов жанра путешествия. Предлагается анализ роли элементов и традиций фронтирной литературы в формировании художественной структуры данного произведения. Книге Марка Твена «Налегке» в российской науке не было посвящено ни одной специальной работы.

Теоретическая значимость диссертации обусловлена необходимостью устранения разночтений в определении системы жанровых особенностей путешествия, которые существуют в отечественной критике, выявления связей жанра путешествия публицистикой и художественной литературой. Выводы по диссертации и ее теоретические положения могут быть использованы для дальнейшего исследования творчества М. Твена и других авторов книг путешествий.

Объект исследования — творчество Марка Твена.

Предмет исследования — «Простаки за границей», «Налегке» как образцы жанра путешествия в раннем творчестве Марка Твена.

Целью работы является системное исследование жанра путешествия в творчестве Марка Твена конца 60-х — 70-х годов.

Задачи исследования:

• Опираясь на труды отечественных и американских исследователей, определить систему сущностных жанровых, признаков путешествия в соотнесении с публицистикой и художественной литературой.

• Исследовать жанровую специфику и поэтику ранних книг путешествий Марка Твена «Простаки за границей» и «Налегке».

• Ответить на остающийся дискуссионным вопрос: автор-герой в книгах путешествий Твена конца 60—70-х годов.

• Определить место ранних путешествий Марка Твена в истории жанра путешествия в американской литературе и их роль в формировании творческой биографии писателя.

• Рассмотреть путешествия «Простаки за границей» и «Налегке» в контексте предшествующей традиции этого жанра в американской литературе.

• Выявить соотношение автобиографических и публицистических художественных дискурсов в «Простаках за границей» и «Налегке».

Положения, выносимые на защиту:

1. Путешествие является самостоятельным жанром художественной литературы с определенным кругом сущностных черт, основными из которых являются, принцип жанровой свободы, центральная роль автора-повествователя, субъективность авторского подхода к изображаемому, синтетичность жанра, присутствие в нем элементов других жанров художественной литературы и публицистики.

2. Жанр путешествия сыграл особую роль в процессе становления литературы США и ее жанровой системы. Он стал, по сути, началом формирования национальной беллетристики, поскольку возникновение его связано с процессом перехода от небеллетристических записок, дневников, путевых заметок американских переселенцев-фронтирсменов к литературным формам описания путешествия. Именно путешествие как жанр предоставлял необходимые возможности для литературного отражения процессов миграции на американском континенте.

3. Жанр путешествия стал началом формирования творческого пути Марка Твена как писателя. Законы жанра путешествия предоставляли возможность молодому Твену осознать специфику литературного труда, его отличие от труда журналиста, найти свой авторский стиль и отточить литературное мастерство.

4. Центральное положение в «Простаках за границей» и «Налегке» занимает фигура героя-повествователя, которая является структурообразующим фактором обоих текстов. Герой-повествователь подобного типа является традиционным для текстов в жанре путешествия. В рассматриваемых нами текстах герой по имени Марк Твен хотя и имеет некоторые автобиографические черты, является условным литературным персонажем, ведущим своего рода игру, выступая в различных «литературных ролях».

5. Каждый из рассматриваемых текстов путешествий является не «пробой пера» молодого писателя, по устоявшемуся мнению критики, а мастерски организованным литературным целым высокого художественного уровня со сложно организованной системой внутренних связей.

Теоретико-методологической основой диссертации послужили труды российских и зарубежных исследователей, посвященные литературе США, а также теоретические работы по вопросам жанра путешествия. Рассматривая творчество Марка Твена в контексте американской литературы второй половины XIX века, мы опирались на исследования российских (М. Мендельсон, А. Старцев, М. Боброва, А. Ромм, Я. Засурский, А. Зверев, П. Балдицын) и зарубежных (Д. Кокс, В. Брукс, ДеВото, Г. Смит, А. Скотт, Р. Реган, Б. Михельсон, Ф. Робинсон) исследователей.

Теоретической основой диссертации послужили исследования в области теории литературы М. Бахтина, Б. Томашевского, Н. Лейдермана, Б. Кормана, В. Хализева; теории публицистики — работы Е. Прохорова, В. Горохова, В. Здоровеги, труды, посвященные проблемам жанра путешествия — В. Гуминского, Е. Стеценко Н. Масловой, В. Михайловой, О. Скибиной, М. Шадриной, Ш. Фишкина, Р. Грэя.

Методы исследования — в основу исследования положены биографический, типологический, культурологический методы, а также методика комплексного филологического исследования.

Практическая значимость данной работы заключается в возможности использования ее концепции и материалов в общих курсах «История зарубежной литературы второй половины XIX века», «История американской литературы XIX века», а также спецкурсах, посвященных творчеству Марка Твена, жанру путешествия. в американской литературе XIX—XX веков, юмористической и сатирической традиции в литературе США названного периода.

Достоверность полученных результатов обеспечивается методологической обоснованностью теоретических положений, применением комплекса взаимодополняющих методов исследования, детального текстуального анализа.

Апробация работы. Концепция и основные положения диссертации нашли отражение в докладах на научных конференциях различного уровня — международных, российских, региональных: X международном семинаре «Актуальные проблемы американистики», Н. Новгород, 2003; X Нижегородской сессии молодых ученых «Голубая Ока», Дзержинск, 2003; XI международном семинаре «Актуальные проблемы американистики», Н. Новгород, 2004; Всероссийской научной конференции «Проблемы современной русистики», Арзамас, 2004; Международной научной конференции «Горьковские чтения», Н. Новгород, 2004; Всероссийской научной конференции «Грехневские чтения», Н. Новгород, 2005; Научно-практической конференции «Язык современных СМИ», Н. Новгород, 2005; Всероссийской научной конференции «Грехневские чтения», Н. Новгород, 2006, а также в 9 публикациях:

• Система лейтмотивов и проблема структурной целостности в книге путешествия Марка Твена «Налегке» // Вестник Костромского государственного университета имени Н.А. Некрасова. — Т. 13. — Кострома, 2007, № 4. С. 164—168.

• «Путешествие» как жанр художественной литературы: вопросы теории // Вестник Нижегородского государственного университета имени Н.И. Лобачевского. № 3 — Н. Новгород, Изд-во ННГУ им. Н.И. Лобачевского, 2008. С. 277—282.

• К определению понятия «публицистика» // Материалы к самостоятельной работе студентов-филологов по литературе. Н. Новгород: НГПУ, 2004. С. 59—64.

• Особенности повествовательной структуры рассказа М. Твена «Как я редактировал сельскохозяйственную газету» // Анализ произведения мировой литературы. Н. Новгород: НГПУ, 2004. С. 60—66.

• Америка и Европа в книге Марка Твена «Простаки за границей» // Актуальные проблемы американистики: Материалы десятого международного научного семинара / Под ред. О.А. Колобова, Н. Новгород: ФМО ННГУ, 2004. С. 259—261.

• Публицистика Марка Твена в русской критике // Проблемы современной русистики: язык — культура — фольклор. Материалы всероссийской научной конференции. / Под ред. В.В. Востокова, Арзамас: АГПИ им. А.П. Гайдара, 2004. С. 257—263.

• Гротеск в ранней публицистике М. Твена // Грехневские чтения: Сборник научных трудов. — Н. Новгород, 2005. С. 161—165.

• Гротеск в путевых очерках М. Горького и М. Твена («В Америке»; «Простаки за границей», «Налегке») // Язык современных СМИ: основные проблемы и тенденции: сборник материалов научно-практической конференции. — Н. Новгород: ННГУ, 2006. С. 124—129.

• Американские исследователи о роли повествователя в тревелоге Марка Твена «Простаки за границей» // Грехневские чтения: сборник научных трудов. — Вып. 3. — Н. Новгород, 2006. С. 175—180.

Структура работы находится в соответствии с поставленными целями и задачами. Работа состоит из введения, трех глав, заключения и библиографии. Первая глава посвящена выявлению и анализу сущностных черт, присущих жанру путешествия, определению границ жанра. В ней представлен краткий обзор истории американской литературы в жанре путешествия. Вторая глава посвящена системному исследованию текста путешествия «Простаки за границей», анализу роли центрального образа автора-повествователя, его становлению и развитию, прослеживаются истоки «русской темы» в творчестве М. Твена. В данной главе рассматриваются также особенности структуры произведения и принципы его композиционного построения. Третья глава содержит анализ текста путешествия «Налегке», на основе которого делаются выводы о влиянии на Твена традиционных жанров фронтирного фольклора и преобразовании их элементов в рамках художественного целого. В заключении подводятся итоги исследования. Общий объем диссертации 209 страниц. К работе прилагается список литературы, включающий 283 название, в том числе 103 на английском языке.

Примечания

1. Paine А.B. Mark Twain: A Bibliography. The Personal and Literary Life of Samuel Langhorne Clemens. 3 vols. — N.Y., 1912.

2. Brooks V.W. The Ordeal of Mark Twain. — New York, 1920.

3. Brooks V.W. The Ordeal of Mark Twain. — New York, 1955. P. 125—128.

4. DeVoto B.A. Mark Twain's America — Boston, 1932. P. 242—245.

5. Цит по: Николюкин А.Н. Взаимосвязи литератур России и США. — М., 1987. С. 298.

6. Цит. по: Николюкин А.Н. Взаимосвязи литератур России и США. — М., 1987, С. 300.

7. Засурский Я.Н. Марк Твен и его традиции в литературе США // Марк Твен и его роль в развитии американской реалистической литературы / Под ред. Я.Н. Засурского. — М., 1987.

8. Старцев А.И. Марк Твен и Америка. — М., 1985.

9. Самохвалов Н.И. Американская литература XIX века (Очерк развития критического реализма). — М., 1964. С. 381.

10. Балдицын П.В Творчество Марка Твена и национальный характер американской литературы. — М., 2004.

11. Балдицын П.В. Система жанров в творчестве Марка Твена и американская литературная традиция Дис. ... доктора филол. наук. — М., 2004.





Обсуждение закрыто.