3.3. Дескриптивные лексические основы характеристик главных героев романа

Писателю, который еще в молодости с тревогой ощутил, что его родина перестает быть страной доброжелательных фермеров, что в ней бешеными темпами растет индустрия, а заодно и жестокая власть тех, кому принадлежат эти фабрики, заводы, банки, суждено было к концу жизни увидеть превращение Америки в империалистическую державу. Но именно в 70-е — 80-е годы Марк Твен осознал, что в Америке окончательно сложился культ преуспевающего дельца, а власть и богатство получили значение критерия нравственности. Иллюзии писателя, верившего в демократию, оказались разбитыми, и Марк Твен надолго отходит от изображения современной Америки — он ее не принимает.

«Чтобы ощутить очарование жизни в современной Америке, нужно было снова стать ребенком», — писал Линн К. [106: 45].

Попытка автора определиться, найти возможный выход Америки из пучины жестокости, жесткости, бездушия заставляет Марка Твена обратиться в прошлое. Но не прошлое страны так притягательно для писателя, а люди с чистой душой и сердцем. Поэтому неслучайно в романе «Приключения Тома Сойера» социальная и экономическая жизнь Америки служит, скорее, фоном, на котором разворачиваются события, чем лейтмотивом. Для Марка Твена символом Америки стал городок Санкт-Питерсбург. Там-то и прославился Том Сойер и его команда своими приключениями.

В отличие от своего детства, тяжелого и безрадостного, автор дал Тому Сойеру детство, окутанное золотой дымкой. Как и все дети, маленький герой Самюэля Клеменса живет своим особым миром, со своей неузаконенной шкалой ценностей. Поэтому чаще всего на этой почве у него и у его друзей возникают конфликтные ситуации со взрослыми. И, как это обычно водится у детей, проблема решается быстро, импульсивно, без обдумывания возможных последствий. Именно так, почувствовав себя нелюбимым, лишним и обездоленным, Том Сойер со своими друзьями совершает побег из дома. Дух свободы пьянит, и мальчики наслаждаются жизнью «пиратов» в лесу на острове Джексон. Видение свободы, понимание вольной жизни автор романа вкладывает в речь главного героя книги — Тома Сойера, и современный читатель, будь то взрослый человек или подросток, без труда узнает свои собственные мысли, не раз посещавшие его в подобной ситуации.

It's just the life for me. You don't have to get up, mornings, & you don't have to go to school, & wash, & all that blame foolishness (с. 104).

Перевод 1 (с. 101) Перевод 2 (с. 178)
Такая жизнь как раз по мне. И утром не надо вставать рано, и в школу ходить не надо, и умываться тоже, да и мало ли у них там всякой чепухи. Такая жизнь как раз по мне. Не надо вставать рано утром, не надо ходить в школу, не надо умываться и проделывать всю эту чепуху.

Однако чуть позже, насытившись жизнью «пиратов» и «отшельников», в душу мальчиков является «непрошеная гостья» — совесть, а в след за ней — сентенция Джо Гарпера, которая могла бы послужить, пожалуй, одной из типичных составляющих образа мышления детей:

Swimming's no good; I don't seem to care for it, somehow, when there ain't anybody to say I shan't go (с. 122).

Перевод 1 (с. 116) Перевод 2 (с. 192)
На что мне купанье? И неинтересно даже купаться, когда никто не запрещает. А на что мне твое купанье? Теперь мне на него наплевать, когда никто не запрещает купаться.

Марк Твен изображает нормальных детей, не изуродованных буржуазной моралью, со всей страстностью и непосредственностью отвергающих ханжество, черствость, эгоизм. Своих маленьких героев автор наделил теми чертами характера, которыми, по его мнению, должно иметь будущее поколение страны, ибо путь очищения Америки — через нравственность. В романе диалоги, воспроизводящие детскую речь, — это видение автором будущего Америки, которое зарождалось тогда, в неспокойные 80-е годы 19 века. Редкие качества, такие, как честность, умение сочувствовать, сопереживать — кристаллы детской души. Поэтому Том Сойер и его друг Гекльберри Финн искренне переживают за судьбу Мэффа Поттера, попавшего в беду. Друзья встают на защиту неповинного отважно, со всей непосредственностью и страстностью детской души.

— I reckon he's a goner. — Don't you feel sorry for him sometimes?

— Most always, most always. He ain't no account, but then he ain't ever done any thing to hurt anybody.

— But he's kind of good & lots of times he's kind of stood but me when I was out of luck.

— I wish we could get him out of there (с. 167).

Перевод 1 (с. 153) Перевод 2 (с. 229)
— Его дело пропащее.

— А тебе не бывает его жалко?

— Как же не жалко! Человек он, конечно, никудышний, зато никого не обидел.

— А он человек неплохой... и помогал тоже много раз, когда мне не везло...

— Хорошо бы его как-нибудь выручить

— А ведь его дело пропащее. Ему крышка!

— Тебе бывает его жалко... иногда?

— Очень часто... даже очень часто. Правда, он человек непутевый, но ведь и зла никому не делал. Никому никогда.

— А все-таки он вроде добрый... А сколько раз он заступался за меня, выручал из беды!

— Очень было бы здорово, если б мы помогли ему бежать из тюрьмы!

Выбор лексических единиц, используемых автором для выражения эмоционального состояния мальчиков, еще раз подчеркивает доброту, мягкость, человеколюбие детских сердец: (не) обижать, помогать, выручить, заступаться, не делать зла; добрый, не плохой человек.

Радость бытия определяет общую атмосферу романа, и реалии живой действительности воспринимаются героями Марка Твена, порой, как некое откровение, вызывающее в умах детей пытливое желание узнать, узнать наверняка, понять и объяснить необъяснимое. С чувством благоговейного почтения юные герои относятся ко всевозможным приметам, народной молве, заговорам, приворотам, поверьям и т. д. Факт существования души, загробного мира, божьего наказания для мальчиков неоспорим.

— Say, Hucky, — do you reckon Hoss Williams hears us talking?

— O'course he does. Least his spirit does (с. 74).

Перевод 1 (с. 77) Перевод 2 (с. 153)
— Слушай, Гекки, как ты думаешь, старый хрыч слышит, как мы разговариваем?

— Конечно, слышит. То есть душа его слышит.

— Послушай, Гекки, как ты думаешь, старикашка Уильямс слышит, что мы говорим?

— Конечно, слышит. По крайней мере — душа его слышит.

В данном случае Марк Твен, оптимист и страстно влюбленный в жизнь, выступает союзником Гека Финна, заявившего о своем нежелании интересоваться покойниками. Так же искренне сочувствуя и где-то в уголках своей памяти воскрешая свои собственные детские переживания, обиды, автор романа описывает стенания Тома Сойера, уязвленного до глубины души непониманием и «черствостью» мира, его окружающего:

It must be very peaceful, he thought, to lie & slumber & dream for ever & ever, with the wind whispering through the trees & caressing the grass & the flowers of the grave, & nothing to bother & grieve about, ever & more. If he only had a clean Sunday-school record he could be willing to go, & be done with it all (с. 67).

Перевод 1 (с. 70) Перевод 2 (с. 148)
Как хорошо, думалось ему, спокойно лежать и грезить, грезить без конца; и чтобы ветер шептался с вершинами деревьев и ласково играл с травой и цветами на могиле; не о чем больше горевать и беспокоиться; и это уже навсегда. Если б только в воскресной школе у него были хорошие отметки! Он бы с удовольствием умер, тогда, по крайней мере, всему конец. «Как хорошо, — думал он, — лежать в могиле, спать и видеть разные сны во веки веков, и пусть ветер шепчет о чем-то в ветвях, пусть ласкает цветы и траву на могиле, а тебя ничто не беспокоит, и ты ни о чем не горюешь, никогда, во веки веков». Ах, если бы у него была хорошая репутация в воскресной школе, он, пожалуй, был бы рад умереть и покончить с постылой жизнью.

Используя прием повествования от первого лица, Марку Твену удается глубоко заглянуть в душу ребенка, тонко передать наивность, искренность детской души. Сердце Тома Сойера, как и любого другого ребенка в этой ситуации, плачет и тоскует. Эти повторы «во веки веков» в монологе в устах мальчика являются наивысшим выражением его эмоционального состояния. Цветы и трава, легкий шепот ветра, покой и забвение — сиюминутное настроение Тома, потому что «в молодости сердца эластичны и, как их ни сожми, расправляются быстро». Жить надо охотно, с интересом и увлечением. А что может быть более увлекательным, чем приключения, для мальчиков? Сам Марк Твен в юности много усилий посвятил совершенно безуспешным поискам серебра и золота в мрачных пустынях на западе Америки. Его маленьким героям повезло значительно больше: Том и Гек действительно находят клад. Однако было бы неверным рассматривать образ Тома Сойера как образ почти бездушного искателя традиционных романтических забав, а Гека — как образ оруженосца своего более активного друга, вовсе лишенного самостоятельности. Такая трактовка образов главных героев романа подорвала бы нравственное начало, присущее произведению. В этом приключении важен не сам клад, а реакция обоих мальчиков на свалившееся на них богатство. Если Том Сойер, выходец из буржуазной среды, понимает, пусть и по-детски, назначение и важность денег, то Гекльберри Финн — дитя улицы. Богатство, принесшее ему благополучный дом вдовы Дуглас, перспективу обучения в школе и другие земные блага, отнюдь не радуют мальчика.

It's just worry & worry, & sweat & sweat (с. 252).

— everything's so awful reg'lar a body can't stand it (с. 251).

Перевод 1 (с. 223) Перевод 1 (с. 296, 297)
Только и знай, хлопочи да заботься, хлопочи да заботься!

— ...где же человеку это вытерпеть!

Богатство — тоска и забота, тоска и забота.

И такие ужасные порядки во всем — никакому человеку не вытерпеть.

Том Сойер, искренне, от всей души желавший другу благополучной судьбы, безбедного существования, не воспользовался предложением друга забрать его половину денег. Потому что, несмотря на различия в социальном статусе, они друзья:

Oh, Huck, you know I can't do that. 'Tain't fair... (с. 252).

Перевод 1 (с. 223) Перевод 2 (с. 297)
Гек, ты же знаешь, что денег твоих я не возьму... Это было бы нечестно... Знаешь, Гек, я никак не могу. Нехорошо получается.

Только дети, с их чистой душой, могут отказаться с такой легкостью, не задумываясь, от богатства во имя дружбы, во имя благополучия ближнего.

В 80-е годы, в годы написания Марком Твеном романа «Приключения Тома Сойера», Америка была молодой страной, у которой не было ни архаических памятников, ни старинных летописей, ни освященных веками традиций. Иллюзии об особых путях развития будоражили народные умы и рождали процесс оформления идеалов «вседозволенности». Поэтому появление в творчестве Марка Твена темы детства отнюдь не случайно. Дети — будущее любой нации. Именно на подрастающее поколение возлагал писатель надежду как на возможный выход страны из бездны безнравственности, очерствения и стяжательства. И американцы сегодня — это те дети, о которых с такой любовью и теплотой писал Самюэль Клеменс. Раз соприкоснувшись с книгой Марка Твена, читателя не покидает устойчивое чувство близости, родства с маленькими героями романа. Даже их речь, выражения, слова — все актуально, все живо:

(to) fool with somebody — валять дурака;

(to) play hookey — отлынивать;

(to) get off — отвертеться;

honest injun — честное слово;

deed & deed & double deed — честное-пречестное;

cry-baby — плакса.

Оригинал Перевод (2)
1 Tisn't any of your business He твое дело...
2 If you say much... Поговори еще у меня
3 You think you're mighty smart, don't you? Подумаешь, какой выискался!
4 Oh, yes — I've seen whole families in same fix Ну да, видали мы таких!
5 You're a liar! Врешь!
6 Take a walk! Пошел к черту!
7 Get away from here! Убирайся отсюда!
8 I'll lick you till you can't stand up! ...я тебя так отлуплю, что своих не узнаешь
9 Don't you crowd me! Отстань!
10 ...you'd better look out ...а то как дам!
11 That's a lie Все враки
12 What do I care for? А мне наплевать...
13 ...'tend to your own business ...не суйся не в свое дело
14 Oh, come now Да брось ты...
15 Aunt Polly's awful particular about this fence Тетя Полли прямо трясется над этим забором
16 Oh, shucks! Да что ты!
17 My... Вот здорово!
18 Well, what of it? Ну и что?
19 Why, that ain't a doing to do any good Ничего не выйдет
20 Well, all right, it's a trade Ну, ладно, по рукам!
21 Is it genuwyne? А он настоящий?
22 Dad fetch it! Пропади все пропадом!
23 Ever as long as you live Никогда, до самой смерти
24 I don't care... А мне наплевать...
25 Well, I'll just bet I will А я все равно буду!
26 ...when I grow up ...когда я вырасту...
27 and they get slathers of money И денег они загребают кучу
28 It's awful solemn like, ain't it? А страшно как, правда?
29 What are you talking about? Что ты мелешь?
30 ...just as dead sure as... ...как пить дать!
31 By hockey, that's so... Черт возьми, а ведь правда!
32 ...may be that whack done for him! ...от удара доской он тоже ноги протянет
33 ...when he is Ml ...когда он налижется
34 You are sure you can keep mum? А ты не проговоришься?
35 Oh, Lordy, I'm thankful Ну, слава богу!
36 I was most scared to death ...прямо до смерти напугался!
37 But I, like a hill, never thought А мне, дураку, и невдомек!
38 I don't like too much... Что-то не хочется
39 It's nuts! Еще бы!
40 It's just the life for me Такая жизнь как раз по мне
41 ... & all that blame foolishness ...да и мало ли у них там всякой чепухи...
42 I hadn't thought much about it, you know Я, знаешь ли, об этом как-то не думал раньше
43 Why, I just wouldn't stand it Ну, я бы не вытерпел
44 Let's go & see Пойдем поглядим
45 I'll give heaps Я бы все на свете отдал...
46 No, Tom's true-blue Нет, он не подведет...
47 He won't desert Он не сбежит
48 He's up to something or other Он, верно, что-нибудь затеял
49 Pretty near Вроде того...
50 It's so lonesome! Здесь такая скучища!
51 ...we can get along without him Без него обойдемся
52 Well go 'long — who's hindering you? Ступай! Кто тебя держит?
53 Well, you'll wait a blame long time Ну и ждите сколько влезет!
54 Go away & leave me alone, can't you? Да уходите же и оставьте меня в покое!
55 Never a word Ни слова
56 't wouldn't do any good Да и что толку?
57 Oh, that ain't any use Вот уж это ни к чему
58 Well, that's the foolishest thing you could do Ну, глупей ты ничего не мог придумать
59 I remember, mighty well Я это отлично помню
60 ...there're all alike ...они все на один лад
61 Blame it Ах ты черт...
62 I don't understand it Ничего не разберу...
63 Oh, I know what the matter is! Ага, теперь знаю, в чем дело!
64 What a blamed lot of fools we are! Ну и ослы мы с тобой!
65 ...there is another thing ...да не в том дело
66 That's it. That's the very trouble Так и есть. В этом-то и беда
67 It stands to reason Ясное дело
68 All right, though — nothing's happened Да ладно уж, ничего не случилось
69 Nearly time for us to be moving, pard Пора двигаться, приятель
70 Good idea Правильно
71 I can't make nothing out of it Да что-то ничего не разберу
72 I dono. It's too deep Не знаю. Дело темное
73 Lemme think a minute. Дай-ка подумать
74 You try it! Попробуй поди!
75 Who'd a thought such a thing? Ну кто же мог подумать?
76 ...is it fun or earnest? ...ты шутишь или взаправду?
77 All right — it's a whiz! Ну ладно — по рукам!

Только через очищение, через сердца и души, которые чисты, искренни, способны откликаться на человеческое горе, возможно нравственное возрождение нации.





Обсуждение закрыто.