1.3. Социальная обусловленность языка героев романа Марка Твена

Роман «Приключения Тома Сойера» был написан Марком Твеном в период, когда в Америке сложился культ успеха, и его реальный результат — богатство — получил значение всеобъемлющего нравственного критерия. Осознав то, на что направлена раскрепощенная энергия американца, писатель обнаружил и аморальный характер этой энергии.

Однако, создавая в начале 70-х годов роман о Томе Сойера и его друзьях, роман о своем детстве на берегу Миссисипи, Твен еще не стремился противопоставить дорогие ему патриархальные нравы ушедших времен тому горькому и непривлекательному, чего он не мог принять в современной американской действительности. Внутренний протест автора в книге о Томе Сойере проявляется лишь в эпизодах, сценах, зарисовках с элементами юмора, пародии, а порой и с нотками сарказма.

Воссоздание исторического среза тех ушедших времен американской действительности потребовало от Марка Твена знания быта, сложившегося стереотипа мышления описываемого периода, речевого поведения представителей разных слоев общества.

В романе «Приключения Тома Сойера» социальные границы отношений героев определяются тем положением, которое данные персонажи занимают на социальной лестнице:

Мэф Поттер, Индеец Джо, отец Гека Финна Гекльберри Финн
Тетя Полли, миссис Гарпер Том Сойер, Джо Гарпер
Учителя, директор школы, судья Эми Лоуренс, Бекки Тэтчер

Сфера интересов, образ жизни, поведение героев романа обусловлены их социальной принадлежностью. Контакты представителей разных слоев общества носят несколько вынужденный, хотя и уступительный, характер, потому что живут они в одном городе, посещают одни и те же городские мероприятия, знают историю семейств города.

Социальные позиции каждого героя в языковом плане настолько мастерски очерчены, что читатель без труда определяет, к какой прослойке общества принадлежит тот или иной персонаж. Например, благочестие, набожность, доброта, милосердие, обостренное чувство долга — вот тот далеко не полный перечень черт характера тетушки Тома Сойера — Полли. Ее речь — речь представительницы среднего класса, характеризующаяся частым употреблением лексики церковных книг, простонародных выражений, пословиц, поговорок, нередко носящий характер народных причитаний (см. 1.1, с. 18)

— Sid! Not a word against my Tom, now that he's gone! God'll take care of him — never you trouble yourself, sir. Oh, Mrs Harper, I don't know how to give him up, I don't know how to give him up! He was such a comfort to me, although he tormented my old heart out of me, 'most.

— The Lord giveth, and the Lord taketh away. Blessed be the name of the Lord! But it is so hard — oh, it's so hard! Only last Saturday my Joe bursted a shooting-cracker right under my nose, and I knocked him sprawling. Little did I know then, how soon — oh, if it was to do over again I'd hug him and bless him for it (с. 115).

Перевод 1 (с. 112) Перевод 2 (с. 188)
— Сид! Помолчи и не трогай Тома, ведь его больше нет на свете! Он теперь у Бога, так что напрасно вы беспокоитесь, сударь! Ах, миссис Гарпер, просто не знаю, как я это переживу! Просто не знаю! Ведь он был единственным моим утешением, хотя, случалось, и огорчал меня, старуху.

— Бог дал, бог и взял. Благословенно имя Господне! Только это тяжело. Ох, как тяжело! Не дальше как в прошлую субботу мой Джо хлопнул пистоном чуть не под самым моим носом, а я его так шлепнула за это, что он у меня полетел на пол. Кто же знал, что так скоро... Да если б он еще раз это сделал, я бы его просто обняла и расцеловала!

Сид! Не смей говорить дурно о моем Томе, когда его нет в живых! Да, сударь, теперь о нем позаботится бог, а вы не беспокойтесь, пожалуйста... Ох, миссис Гарпер, уж и не знаю, как я это переживу! Просто и представить себе не могу! Он всегда был для меня утешением, хотя часто терзал мое старое сердце.

— Бог дал, бог и взял. Благословенно будь имя Господне! Но это так тяжело, так тяжело! Не дальше как в прошлую субботу мой Джо подходит ко мне и как бабахнет пистоном под самым моим носом! Я в ту же минуту так оттолкнула его, что он упал. Не знала я тогда, что он скоро... Ах, сделай он это сейчас, я расцеловала бы и благословила его.

Следует отметить, что в оригинальном тексте ярко выражена эмоциональная доминанта — неутешное горе женщин, скорбящих о безвременно погибших детях.

На наш взгляд, чтобы адекватно передать в переводе приведенный выше фрагмент текста, переводчик должен «вжиться» в ситуацию, включиться в происходящее. Кроме того, личные качества переводчика также играют значительную роль при переводе текстов высоко эмоционального уровня. Сравнить:

Оригинал Перевод 1 Перевод 2
Not a word against my Tom, now, that he's gone! Помолчи и не трогай Тома, ведь его больше нет на свете! Не смей говорить дурно моем Томе, когда его нет в живых!
Oh, Mrs Harper, I don't know how to give him up, It don't know how to give him up! Ах, миссис Гарпер, просто не знаю, как я это переживу! Просто не знаю! Ох, миссис Гарпер, уж и не знаю, как я это переживу! Просто представить себе не могу!
He was such a comfort to me, although he tormented my old heart out of me, 'most. Ведь он был моим единственным утешением, хотя, случалось, и огорчал меня, старуху. Он всегда был для меня утешением, хотя часто терзал мое старое сердце.

Представляется, что перевод 2 больше соответствует оригиналу текста в плане языковой характеристики образа тети Полли (маловероятно, что тетушка Полли назвала бы себя старухой, тем более, что ни контекст, ни подтекст не предполагают такого выбора перевода. Более того, образ тети Полли во многом списан с матери Марка Твена, и можно предположить, что автора вряд ли устроила бы столь вольная интерпретация оригинала).

Персонажи должны говорить типичным для их среды и характерным языком, отличающим их друг от друга. В этом плане, на наш взгляд, более удачен перевод 2, поскольку он ближе к оригиналу текста воссоздает индивидуальность речи тети Полли (например, переводчики по-разному передают междометие «Oh». В результате в переводе 1 появляется элемент манерности, игры, что так не свойственно характеру персонажа).

Определенное несоответствие оригиналу текста в переводе 1 предложения ...I'd hug him & bless him for it (п 1: «...я бы его просто обняла и расцеловала!» п 2: «...я расцеловала бы и благословила его») возможно, можно объяснить тем, что глагол to bless (словарный вариант перевода благословлять) переводчиком 1 в переводе опускается; а появляется вариант, более характерный для русской речи: обнять и расцеловать.

Если говорить об общей картине адекватности передачи индивидуальных и социальных параметров речи женщин, то оба перевода, хотя и в разной степени, соответствуют тональности речевого поведения представительниц средней прослойки населения города.

В отличие от речи тети Полли, миссис Гарпер, языковыми характеристиками которых являются простота, искренность выражения чувств, наличие простонародных выражений, церковной лексики, речь учителей, директора школы — отражение занимаемого ими положения (социального и профессионального).

Now, children, I want you all to sit up just as straight and pretty as you can, and give me all your attention for a minute or two. There, that is it. That is the way good little boys and girls should do. ...I want to tell you how good it makes me feel to see so many bright, clean little faces assembled in a place like this, learning to do right and be good (с. 34).

Перевод 1 (с. 43) Перевод 2 (с. 120)
А теперь, дети, я прошу вас сидеть как можно тише и прямее и минуту-другую слушать меня как можно внимательнее. Вот так. Именно так и должны себя вести хорошие дети. Мне хочется сказать вам, как приятно видеть, что столько чистеньких веселых детских лиц собралось здесь для того, чтобы научиться быть хорошими. Теперь, детки, я просил бы вас минуты две-три сидеть как можно тише, прямее и слушать меня возможно внимательнее. Вот так! Так и должны вести себя все благонравные дети... Я хочу сказать вам, как отрадно мне видеть перед собою столько веселых и чистеньких личиков, собранных в этих священных стенах, дабы поучиться добру.

Речь директора школы — отражение тех нравственных устоев Америки, которые господствовали в провинциальном городке того времени. Искусственная, надуманная, пестреющая нравоучениями-штампами речь мистера Уолтерса — зеркало системы искусственных установок, продиктованных социальным укладом жизни, и, соответственно, той позицией, которую в ней занимает персонаж. На наш взгляд, именно перевод 2 ярче и живее передает индивидуальные особенности речи героя романа.

Сравнить:

Оригинал Перевод 1 Перевод 2
good little boys & girls хорошие дети благонравные дети
...how good it makes me feel to see приятно видеть отрадно видеть
in a place like this здесь в этих священных стенах
to do right & be good научиться быть хорошими дабы поучиться добру

В переводе 1 «высокий» стиль, элементы менторства, елейность («детки», «личики») отсутствуют, что несколько занижает восприятие читателем образа директора школы таким, каким он представлен Марком Твеном в оригинальном тексте.

На фоне устоявшейся, мирной жизни провинциального городка фигуры Финна — отца, Мэфа Поттера, Индейца Джо являются диссонирующими элементами общества, так как их нравственные устои, образ жизни не сочетаются с теми требованиями, которые к ним предъявляются обществом. Пожалуй, с этими персонажами в романе «Приключения Тома Сойера» связаны самые драматические и печальные эпизоды. И хотя они (эпизоды) негативно не сказались на судьбе главных героев книги — Тома Сойера и его друзей, все же у читателя возникает чувство, что в этом славном, мирном городишке не все так светло и беззаботно. Финн-отец, Мэф Поттер, Индеец Джо — это те персонажи романа, с которыми ассоциируются понятия «бедность», «нищета», «изгой», «преступление», «озлобленность». В плане социальной языковой характеристики ярче всего в книге представлены Мэф Поттер и Индеец Джо.

I thought I'd got sober. I'd no business to drink to-night. But it's in my head yet — worse'n when we started here. I'm all in a muddle; can't recollect anything of it hardly. Tell me, Joe — honest, now, old feller — did I do it, Joe? I never meant to; 'pon my soul and honour I never meant to, Joe. Tell me how it was, Joe. Oh, it's awful — and him so young and promising (с. 34).

Перевод 1 (с. 81) Перевод 2 (с. 157)
Я думал, что успею протрезвиться. И для чего только я пил сегодня! И сейчас в голове неладно — хуже, чем когда мы сюда пришли. Скажи мне, Джо, — только по чистой совести, старик, — неужели это я сделал? Я как в тумане; ничего не помню. Джо, я не хотел, — честное слово, не хотел, Джо. Скажи мне, как это вышло, Джо. Ох, какая беда — такой молодой, способный человек. Я думал, у меня хмель прошел. Не следовало мне пить нынче вечером. До сих пор шумит в голове — хуже, чем когда мы шли сюда... Я как в тумане — ничего не помню. Скажи мне, Джо — по совести скажи, старый друг, неужто это я его укокошил? Ведь я не хотел убивать, у меня и в помыслах этого не было, — клянусь душой и честью, Джо! Скажи мне, как это вышло, Джо? Как ужасно! Такой молодой... такие надежды подавал...

При сопоставительном анализе подлинника и переводов выявлено, что переводчик 1 ближе к оригиналу передает состояние ужаса содеянного и безысходность положения, в которое попал Мэф Поттер — пьяница и бродяга. Объем и выбор эмоционально окрашенных лексических единиц передает не только ситуативное эмоциональное состояние Поттера, но и индивидуальные оттенки речи представителя «низшей» категории общества.

Переводчик 2 при сохранении адекватности плана содержания несколько неточно, на наш взгляд, передал индивидуальную социальную речевую характеристику героя.

Сравнить:

Оригинал Перевод 1 Перевод 2
...I'd got sober ...успею протрезвиться ...у меня хмель прошел
Tell me... honest, now, Скажи... только по чистой совести, старик ...по совести скажи, старый друг
— did I do it, Joe? ...неужели это я сделал? ...неужто это я его укокошил?
I never meant to; 'pon my Soul and honour I never meant to, Joe Джо, я не хотел, — честное слово не хотел, Джо Ведь я не хотел убивать, у меня и в помыслах этого не было, — клянусь душой и честью...
Oh, it's awful... Ох, какая беда Как ужасно!

Переводчик 2 «завысил» индивидуальные особенности речи персонажа. Скорее всего, такая речь могла бы принадлежать образованному человеку, но волею судьбы оказавшемуся в среде подобных Индейцу Джо людей.

Речь Индейца Джо — речь человека низов, отвергнутого обществом. Если Мэф Поттер, пьяница и бродяга, живет и никому не желает зла, то Индеец Джо грабит, убивает, и душа его полна мести и злобы. Поэтому в его речи не встречаются слова «совесть», «честное слово», «друг». Его речь полна недовольства, жесткости, мстительности.

Yes, and you done more than that. Five year ago you drove me away from your father's kitchen one night when I come to ask for something to eat, and you said I warn't there for any good; and when I swore I'd get even with you if it took a hundred years, your father had me jailed for a vagrant. Did you think I'd forget? The Injun blood ain't in me for nothing. And now I've got you, and you got to settle, you know! (с.77)

Перевод 1 (с. 79) Перевод 1 (с. 156)
Да, только есть за вами и еще должок, — начал индеец, подступая к доктору, который теперь поднялся на ноги. — Пять лет назад вы выгнали меня из кухни вашего папаши, когда я просил что-нибудь поесть, и сказали, что я не за добром пришел; а когда я поклялся, что отплачу вам, хотя бы через сто лет, ваш папаша засадил меня в тюрьму, как бродягу. Вы думаете, я забыл? Недаром во мне индейская кровь. Теперь вы попались, не уйдете так, поняли? Заплатить-то вы заплатили, но у нас с вами есть и другие счеты, — сказал Джо, подходя к доктору (Доктор встал на ноги) — Пять лет назад я пришел на кухню вашего папаши, а вы выгнали меня в шею. Я просил, чтобы мне дали поесть, а меня вытолкали как воришку и жулика. А когда я поклялся, что отплачу вам за это, хоть бы через сто лет, ваш папаша посадил меня в тюрьму за бродяжничество. Вы думали, я забыл? Нет, недаром во мне индейская кровь! Теперь вы у меня в руках, и мы с вами сочтемся, так и знайте!

Сопоставительный анализ выявил, что план содержания оригинального фрагмента речи персонажа адекватно передан в переводе 2, тогда как переводчик 1 часть информации опускает. Переводчик 2, расширяя и детализируя оригинальный текст, более емко и полно передает создавшуюся ситуацию, равно как и состояние агрессии, ненависти и злобы Индейца Джо. Следует также отметить, что социальные языковые характеристики персонажа, так ярко и живо переданные автором, не транспонированы в переводы (например, употребление в речи персонажа неправильных форм образования множественного числа существительных, нарушение правила согласования времен и так далее). Поэтому индивидуальные, социальные характеристики речи Индейца Джо частично в обоих переводах снижены, что влечет за собой элемент искажения восприятия читателем героя романа.

В романе то недоброе и опасное, что встречается на пути главных героев в образах Индейца Джо, его сообщника, несет в себе печать условности, характерной для приключенческой литературы, поэтому оно не пугает по-настоящему. А добытый путем хитросплетений ситуаций клад венчает игру в кладоискателей и роман о Томе Сойере, Гекльберри Финне и их друзьях на задорной, оптимистической ноте.

Гекльберри Финн, если говорить о социальной градации населения города, находится в самом низу социальной лестницы. По образу жизни он является ярким представителем своего класса: ведет вольный образ жизни, общается с кем хочет, курит, ест что придется, одевается в обноски, сквернословит. «Уважаемые» семьи города, сообразуясь с нормами морали Америки того времени, опасались того влияния, которое не сам Гек Финн, а подобный образ жизни, может оказать на их отпрысков. Для самих же подростков Гек Финн — олицетворение той свободы, вольности, о которой мечтает каждый мальчик в его возрасте. Однако иметь дружеские отношения с Гекльберри Финном отваживаются не многие. Команда Гека Финна — Том Сойер и Джо Гарпер при безусловном лидерстве Тома, если речь заходила о приключениях, игре и выдумках.

Если говорить о социальной обусловленности языка героев, то она напрямую связана с глубоким пониманием национальных характеров, с тонким использованием социально-речевых вариаций общенародного языка, с художественным воспроизведением национально-характеристических свойств различных типов в их словесном выражении.

Речевое поведение Гекльберри Финна — это образец речи подростка, который никогда не ходил в школу и не прочел ни одной книги. Тот образ жизни, который ведет подросток, его «взрослый» круг общения оказали решающее воздействие на его уровень культуры речи.

В переводах социальные языковые параметры этого персонажа романа переданы в основном через словарный запас. Лексический объем речи героя книги характеризуется разговорно-бытовой, общенародной лексикой, коллоквиализмами (например: шляться, хрыч, ярь-медянка, индейский дьявол, нету, слоняться, деньжонки, ищи-свищи, ну его к черту, коли, нынче, помереть, одежа, взаправду). Однако те грамматические и фонетические нарушения, которые представлены в речи Гека Финна в оригинальном тексте, отсутствуют в переводах, например:

knewed knew
look-a-here look here
bout about
s'pose suppose
'em them
I dono I do not know
I been I have been...

По этой причине в переводах речь Гека Финна незначительно отличается от речи его друзей — Тома Сойера и Джо Гарпера, то есть социальная характеристика героя в переводах несколько занижена по сравнению с оригиналом, что снизило художественный уровень восприятия образа читателем.

В отличие от речи Гекльберри Финна речь Тома Сойера, Джо Гарпера более правильна с грамматической точки зрения. В отношении фонетического оформления, речь этих героев не в такой степени подвержена нарушениям, как речь Гекльберри Финна, потому что на то есть объективные причины: это дети семей, принадлежащих к другому социальному уровню — средней прослойке (они ходят в школу, живут в семьях). Однако, следует упомянуть о том факте, что фонетический аспект английского языка на территории Америки, а тем более во времена, описываемые Марком Твеном, был в стадии становления, развития, претерпевая национальные, региональные и ряд других воздействий. Возможно, по этой причине, то есть во избежание искажения индивидуальных характеристик речи героев, эти особенности речи не нашли отражения в переводах.

В лексическом отношении речь Тома Сойера, например, намного богаче, ярче, красочнее. Порой даже сам Том не всегда знает значение употребляемых им слов (например, таких слов, как иероглиф, оргия, посвящение). А его объяснение значений непонятных Геку Финну слов полны юмора и детской непосредственности.

Поскольку, как отмечалось ранее, перевод носит характер вторичности по отношению к оригинальному тексту, то переводчик, таким образом, является еще и реципиентом, и поэтому перевод может рассматриваться как мотивированный именно деятельностью переводчика как реципиента. Следовательно, можно предположить, что в будущем перевод романа будет носить еще менее близкий к оригинальному тексту того времени характер, так как социальная обусловленность функционирующего государства все более и более перемещается в другую плоскость. С этой точки зрения ранние переводы, их сопоставительный анализ являются своеобразной заявкой на будущий перевод, поскольку в этом случае язык Марка Твена, исторически оправданная социальная обусловленность героев его произведения, реалии той эпохи будут более понятны, приемлемы для переводчиков будущего. Вместе с тем это не исключает необходимости детально ознакомиться с историческим срезом Америки того времени, а также при переводе использовать специальную справочную литературу. Кроме того, можно предположить, что послетекстовые комментарии значительно увеличатся в объеме, что затруднит чтение и восприятие текста читателем. Например, такая церковная лексика, как язычник, проповедник, печать господня, святыня, карающая длань и сейчас у молодого поколения вызывает определенные затруднения в понимании.

Реалии социальной жизни описываемой Марком Твеном исторической эпохи развития Америки, возможно, через некоторый период времени также вызовут непонимание со стороны как переводчика, так и читателя. В романе к этому лексическому ряду можно отнести слова лакрица, бумажный змей, кисея, батист, розга, а также слова домашнего обихода: комод, буфет (предмет мебели), мотыга, чердак. Такие слова, как окружной судья, губернатор, гонец, разбойник, пират, оборванец, отщепенец с течением времени, можно предположить, выйдут из употребления в связи с социальным переустройством общества.

Социальная обусловленность языка героев романа «Приключения Тома Сойера» предусматривала именно эпоху патриархальной Америки в рамках демократизации страны. Переводы, их сопоставительный анализ в плане социальной обусловленности функционального текста являются результирующим оптимальным переводом, который в будущем, в других социальных условиях, в других политических позициях, может использоваться переводчиками с точки зрения переходного периода, периода переоценки интеллектуальных позиций. В этом случае переводчику будущего язык Марка Твена будет более доступен для того, чтобы представить высокую художественность и исключительную чистоту морали, которую предложил Марк Твен для будущих поколений.





Обсуждение закрыто.