Жизнь в Хартфорде

В апреле 1871 года Твен продал свой пай в «Экспресс» и переехал в Хартфорд, штат Коннектикут. Здесь Твен и его семья были тепло встречены членами кружка «Нук Фарм»1, куда входили Гарриет Бичер-Стоу2, Чарльз Дадли Уорнер3 и его брат Джордж Уорнер, миссис Фрэнсис Джилетт и ее сын Уильям, Томас Хукер и его жена Изабелла, рьяная защитница женских прав, а также священник Джозеф Т. Твичел.

Одновременно Твен распрощался с журналом «Галакси», где ему был поручен отдел юмора, ссылаясь на то, что собирается писать книгу. Он имел в виду книгу «Налегке» (первоначальное название — «Простаки дома»). Твен приступил к ней еще до отъезда из Буффало по настоянию Блисса, главы «Американской издательской компании». Он тем охотнее принял это предложение, что в поисках литературной темы все больше и больше обращался к прошлому. В письме к Оливии от 1870 года он признавался: «Где-то в глубине моей души живет тоска о прошлом, о призраках далеких времен...»

Живя в Хартфорде и общаясь с такими признанными литераторами, как Гарриет Бичер-Стоу и Чарльз Дадли Уорнер, Твен засел кончать свою новую книгу. Но настоятельная нужда в деньгах заставляла его искать и другие источники заработка. Он задолжал газете «Экспресс» часть пая, к тому же постройка дома в Хартфорде требовала больших затрат. Все это вынудило его снова обратиться к деятельности лектора. «Как осточертели мне эти лекции! — писал он жене после четырех месяцев скитаний. — Я приложу все усилия, чтобы по возможности обходиться без них в будущем». Но он еще не раз предпринимал поездки по стране с тем, чтобы, собрав необходимую сумму на текущие нужды, тут же бросить лекции, клянясь, что его ноги больше не будет на эстраде. Нужда в дополнительном заработке возникала гораздо чаще, чем можно было бы подумать о писателе, чьи книги так хорошо расходились. Но Твен не удовлетворялся деятельностью профессионального литератора. Он мечтал сам стать издателем, а также преуспевающим бизнесменом, делающим деньги на финансировании талантливых изобретений, и эти затеи отнимали у него много сил и душевного спокойствия.

С выходом в свет «Налегке» (в начале 1872 года) Марк Твен стал считать себя уже не столько журналистом, сколько писателем. Хотя он и продолжал сотрудничать в периодических изданиях, однако писательская работа становится для него основной. Переходу от журналистской деятельности к писательской немало способствовало то, что бывший «репортер прерий» был допущен в кружок, группировавшийся вокруг «Атлантик мансли» (в ноябре 1874 года). Для этой более требовательной аудитории он вскоре написал свои замечательные очерки «Старые времена на Миссисипи» — они печатались из номера в номер с января по июль 1875 года. Впоследствии эти очерки составили первые двадцать глав «Жизни на Миссисипи». Редактор «Атлантик мансли» Уильям Дин Хоуэлс4, ведущий американский критик, напечатал в своей газете рассказ Твена «Правдивая история» на тему о страданиях американских негров. Вскоре Хоуэлс становится литературным опекуном Твена. Если большинство тогдашних критиков все еще считали Твена только «шутником и забавником», то Хоуэлс, как мы увидим ниже, относился к нему как к большому серьезному писателю.

Годы с 1874 по 1885 — годы напряженного и плодотворного труда — самый счастливый период в жизни Твена. За это время выходят его лучшие книги, такие, как «Позолоченный век» (написана в сотрудничестве с Чарльзом Дадли Уорнером, вышла в свет в декабре 1874 года), «Приключения Тома Сойера» (сентябрь 1876 года), «Пешком по Европе» (март 1880 года), «Принц и нищий» (1881), «Приключения Гекльберри Финна» (1884). Твен вопреки суждениям своих позднейших биографов был счастлив в браке и хотя он много разъезжал в поисках материала для своих книг, для переговоров с издателями и публичных выступлений, но нигде долго не задерживался. При первой же возможности он возвращался домой к своим нукфармским друзьям, к жене и детям, чтобы делить их радости и развлечения. Дома он чувствовал себя божком, здесь его баловали и нежно любили, прощали ему его небольшие слабости, такие, как пристрастие к сигарам и виски и даже порой к богохульственным излияниям. Ливи, правда, пыталась излечить его от этих порочных склонностей, но похвалиться могла только временными победами.

Много счастливых часов провел Твен со своими нукфармскими друзьями. Погостив у Твена и Уорнера в 1874 году, Хоуэлс писал: «На меня их жизнь произвела впечатление полной идиллии. Обе семьи живут рядом в местности, напоминающей загородную рощу, по соседству с семействами Бичер-Стоу и Хукеров и другими милыми людьми. Все они входят друг к другу без стука и звонка и каждого называют только первым слогом его имени. Они даже священника зовут Джо Твичел».

Особенно плодотворно работал Твен летом, когда со всей семьей выезжал на ферму своей невестки, в окрестности Элмайры. Здесь, на холме близ старой каменоломни, для него построили беседку, напоминавшую лоцманскую рубку. Здесь, в тиши и уютной прохладе Кварри Фарм, он садился ткать пряжу своих юношеских воспоминаний.

Примечания

1. Нук Фарм — квартал в г. Хартфорде, шт. Коннектикут, где жили Бичер-Стоу, Твен и несколько других литераторов. Позднее так стали называть кружок этих литераторов.

2. Бичер-Стоу Гарриет (1811—1896) — американская писательница-аболиционистка, автор романа «Хижина дяди Тома» (1852).

3. Уорнер Чарльз Дадли (1829—1900) — американский писатель, соавтор Марка Твена по роману «Позолоченный век» (1873).

4. Хоуэлс Уильям Дин (1837—1920) — американский писатель и критик. О творчестве и личности Марка Твена Хоуэлс говорит в книгах «Литературные друзья и знакомые» (1900) и «Мой Марк Твен» (1910). В 70-е годы редактировал журнал «Атлантик».





Обсуждение закрыто.