Линчевание негров

Однажды Твена спросили, считает ли он, как южанин, линчевание негров необходимой мерой защиты для белых. Он гневно возразил, что самый этот вопрос уже оскорбителей: когда сотня мужчин убивает одного дрожащего перепуганного негра, они повинны как в убийстве, так и в чудовищной трусости. И их преступление еще омерзительнее потому, что в большинстве случаев жертвой становится безвинный человек.

Последнее отнюдь не было домыслом. Твену часто приходилось читать сообщения о линчевании, которые заканчивались фразой: «Ночные всадники1 по ошибке линчевали не того человека». В августе 1869 года Твен написал передовую статью для газеты «Экспресс» в городе Буффало под заглавием «Всего лишь черномазый!». Начинается эта статья сообщением о том, что негр, подвергшийся суду Линча в Теннесси за «изнасилование молодой женщины», оказался невиновным. Твен пишет:

«Ну, что и говорить, неприятный случай! Маленькое недоразумение при свершении правосудия толпой южан-линчевателей, чистейшие пустяки! Убит по ошибке всего лишь «черномазый» — беда невелика. Разумеется, каждый благородный джентльмен, чьи рыцарские инстинкты столь неудачно вовлекли его в эту историю... сожалеет, как и подобает благородному джентльмену, о несчастной судьбе «черномазого». Но ошибки неизбежны даже в поведении весьма сдержанной элегантной толпы, и мы не видим причин, почему южные джентльмены должны страдать от бессмысленных угрызений совести из-за такой мелочи, как ни в чем не повинный «черномазый», повешенный, сожженный или забитый до смерти. Что за беда, если из четырех или пяти линчеванных негров один оказывается не виноват? Разве это достаточный повод для возражения против воспитания благородного южного духа и проявления прекрасных рыцарских чувств, которые не терпят медлительных и равнодушных судебных формальностей, когда поруганная честь белой женщины взывает о мести? Гоните эту мысль, столь недостойную южан! Пусть этим занимается сентиментально-гуманистическая хладнокровная цивилизация янки! Чего стоит жизнь нескольких «черномазых», когда бушуют гордые страсти южан? Так вяжите петлю, рыцари Мемфиса! Держите наготове бич, горящие головешки и кучки хвороста для быстрой расправы со следующим «черномазым», которого вы заподозрите в любом ужасном преступлении! Отомстите ему немедленно, успокойте свои пылкие, благородные рыцарские души, а затем пусть время и случай покажут, был он виноват или нет».

Через некоторое время Твен писал в разделе, который вел в газете «Экспресс» под заголовком «Дела и люди», следующее: «Еще одна ошибка судьи Линча: оказывается, негр, которого несколько лет тому назад повесили близ Дрездена, штат Теннесси, по подозрению в изнасиловании девочки, признан теперь невиновным!»

Ненависть Твена к линчевателям блестяще передает яркая сцена в «Приключениях Гекльберри Финна», когда полковник Шерборн выступает один против разбушевавшихся горожан. Полковник с двустволкой в руках презрительно бросает толпе, собравшейся линчевать его:

«Знаю вас как свои пять пальцев... Ваши газеты так часто называли вас храбрецами, что вы считаете себя храбрей всех... Вам не хотелось идти. Средний человек не любит хлопот и опасности... Но если какой-нибудь получеловек... крикнет: «Линчевать его!» — тогда вы боитесь отступить, боитесь, что вас назовут, как и следует, трусами... Самое жалкое, что есть на свете, — это толпа».

В 1901 году в Миссури, на родине Твена, произошел особенно зверский случай самосуда. Была убита молодая белая женщина, направлявшаяся в церковь. За это линчевали трех негров, из которых двое были старики, сожгли пять негритянских домов, а тридцать негритянских семей спаслись лишь тем, что бежали в лес. Твен был настолько потрясен страшной расправой над неграми, что написал бичующую статью под названием «Соединенные Линчующие Штаты». Суд Линча в Миссури, писал он, запятнал всю нацию, ибо «отныне и вовек для всего мира мы — «линчеватели»».

Приведя цифры роста линчеваний, Твен спрашивает, чем объяснить эту волну, прокатившуюся по Америке. И сам же дает ответ: каждый раз, когда на костре сжигают негра, это преступление вызывает множество подражаний. Отсюда всякое «линчевание, вызвавшее много толков, неизбежно породит другие линчевания — и тут, и там, и повсюду, — и... со временем это превратится в манию, в моду — моду, которая будет распространяться с каждым годом все шире и шире, захватывая, подобно эпидемии, все новые штаты».

До сих пор эта «эпидемия» бушевала главным образом на Юге — точнее, в четырех южных штатах: Алабаме, Джорджии, Луизиане и Миссисипи. Но вот «эпидемия» добралась до Колорадо и Калифорнии и теперь проникла в Миссури; если это зло не запретят, то недалек тот день, «когда посреди Юнион-сквера в Нью-Йорке, на глазах у пятидесятитысячной толпы, будут сжигать негра и ни одного представителя закона и порядка не будет поблизости — ни шерифа, ни губернатора, ни полицейского, ни солдата, ни священника». Твен подчеркивает, что толпа линчевателей состоит в основном из людей, временно потерявших рассудок. Что же привело сюда тех, кто не сошел с ума? Боязнь оказаться белыми воронами в толпе. Известно, что один волевой человек способен подбить толпу на кровавые злодеяния. Следовательно, для прекращения линчевания необходимо, чтобы нашелся один мужественный человек, который выступил бы против толпы. Если бы можно было найти в каждой общине по одному такому обладающему душевным мужеством человеку, с линчеванием было бы покончено. Бороться с этим — обязанность шерифа, но обычно он оказывается заодно с линчевателями.

Твен предлагает отозвать из Китая миссионеров, которые бесплодно пытаются обратить в христианство «язычников», и послать их в те районы, где вершились суды Линча. Они должны составить силу, необходимую для пресечения «эпидемии кровавых безумств». «О добрый миссионер, — молит он, — о сострадательный миссионер, покинь Китай, вернись домой и обрати этих линчующих христиан на путь истинный!»

Статья «Соединенные Линчующие Штаты» показывает, что Твен глубоко задумывался над проблемой линчевания. Правда, некоторые из его наблюдений и выводов поверхностны. Он не заметил связи между ростом линчевания на заре нового века и усилением борьбы негритянского народа за свои права. Его мнение, что причиной линчевания служит моральная трусость, содержит некоторые элементы истины, но писатель не замечал роли правящего класса Юга, подстрекавшего толпы линчевателей на преступления ради того, чтобы держать негритянский народ в страхе. И все же правильно утверждение Твена, что душевное мужество — залог победы над линчевателями. Твен развил его до логически правильного вывода, предложив следующее: «Государство должно... настолько усилить полицейский надзор на Юге, что, куда бы ни ступал негр, он встречал бы блюстителя порядка, и все эти блюстители порядка строго преследовали бы линчевателей, преступно нарушающих закон».

Твен собирался опубликовать «Соединенные Линчующие Штаты» в журнале «Норт Америкен ревью», имея в виду ноябрьский номер за 1901 год. Но эта статья увидела свет только в 1923 году, когда Альберт Бигелоу Пейн включил ее в том произведений Твена, озаглавленный «В Европе и в других местах». По всей вероятности, Твен решил не публиковать эту статью отдельно, потому что собирался поместить ее как вступительную к подготовляемой им книге по истории суда Линча. 26 августа 1901 года, на следующий день после окончания «Соединенных Линчующих Штатов», Твен писал одному из своих друзей:

«Я весь поглощен идеей создания большого труда, который будет распространяться по подписке. Думаю назвать его: «История суда Линча в Америке», или «Возникновение и распространение суда Линча», или как-нибудь еще в этом роде.

Я хочу просить вас подыскать для меня человека, умеющего обращаться с «клеем и ножницами». Больше ничего не требуется: ни ума, ни литературного таланта. Нужны только огромное трудолюбие и способность увлечься кропотливыми расследованиями всех известных случаев, не жалея времени, не считаясь с объемом переписки. Мне нужны подробности каждого линчевания, с самого далекого прошлого до наших дней.

Пусть их будет хоть три тысячи.

Если у меня получится один том, часть случаев я использую полностью, часть — в сокращенном виде, а об остальных так или иначе упомяну.

Если же мне удастся подготовить несколько томов, тогда я дам себе больше воли.

Но я желаю иметь максимально полные сведения, какие не вычитаешь из кратких телеграфных сообщений, рассылаемых по всей стране, поэтому, мне кажется, лучше всего обращаться в редакции местных газет...

Ничто, кроме такой книги, не вынудит шерифов остановить негодяев и положить конец линчеваниям, число которых все время растет, распространяясь на север».

К сожалению, этот труд не был завершен. И статья, которую Твен намеревался предпослать своей книге, тоже не вышла в свет при жизни автора. Но даже и через пятьдесят лет после написания «Соединенные Линчующие Штаты» ничуть не потеряли своей остроты.

После гражданской войны Марк Твен поставил одной из своих целей искупить вину соотечественников, а также свою собственную в том, что на его родине столько лет дозволялось существование рабства. Можно смело сказать, что он сделал многое для достижения этой цели. Своим пером он боролся против легенды, распространявшейся в течение многих лет для оправдания существования рабства, а после — против кабалы, в которую негры попали, формально добившись освобождения. Помогая развенчивать миф о жалкой пассивности негров в дни рабства, создавая живые образы героических невольников, борющихся за свободу, и показывая в своих произведениях, что негры способны мыслить и чувствовать так же, как и белые, Твен наносил чувствительные удары по идеологическим основам эксплуатации, заменившей прежние формы рабства. Тот факт, что борьба против всех видов дискриминации сегодня продолжается и даже усиливается, делает произведения Твена в той части, в какой они затрагивают эту проблему, по-прежнему глубоко злободневными.

Примечания

1. «Ночные всадники» — куклуксклановцы.





Обсуждение закрыто.